Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

"МИНСКОЕ ГЕТТО": ИСТОРИЯ ЛАЗАРЯ РАНА- ГЛАВНОГО ГРАФИКА ЕВРОПЫ, НЕПРИЗНАННОГО НА РОДИНЕ

Из серии офортов «Минское гетто».

Из серии офортов «Минское гетто».

Нацисты лишили его семью, а в его душе поселилось тёмное вдохновение. Он два десятилетия работал над правдиво-страшной серией офортов, которые в Союзе тут же запретили. Но неоцененного на родине Лазаря Рана назвали главным графиком Европы, как только его работы выкупила Дрезденская картинная галерея.


Лазарь Ран родился в белорусском Двинске (ныне Даугавпилс, Латвия) в 1909 году. Затем семья переехала в Полоцк. У мальчика рано проявился дар художника, и родители отправили талантливого сына в легендарное Витебское художественное училище, которое в 1919 году открыл Марк Шагал. В училище Лазарь познакомился с самим Пэном, у которого перенял основы мастерства. Ни философский экспрессионизм Шагала, ни кубизм и футуризм Малевича, ни супрематизм Лисицкого – первых культовых преподавателей училища – его не вдохновляли. Лазарю был близок абсолютный реализм, и в этом, как минимум с художественной точки зрения, с советской властью они сходились.
 

Белорусский художник Лазарь Ран.

Белорусский художник Лазарь Ран.


В 1933 году после окончания училища Ран устроился на работу иллюстратором книг в Госиздательство БССР. Заказов было хоть отбавляй. Но через год художнику пришлось снизить творческую высоту – он попал в тюрьму за контрреволюционную деятельность. Подробности того дела канули в архивах. К счастью, лагерей и заключения ему удалось избежать. Даже служители сталинского аппарата понимали, что график он действительно уникальный. В 1934 маховик репрессий ещё не был запущен, что его и спасло. А возможно, просто повезло с покровителями. 

Так или иначе, но во второй половине 1930-х Лазарь переехал в Москву, где начал работать в технике литографии и офорта. Он удивительным образом оставался «невидимкой» для чекистов – вокруг шли массовые аресты, а он работал.

В июне 1941 года, когда началась война, Лазарь Ран был в творческой командировке в Москве. А вся его семья – мать, жена, трое детей, сестра – оказались в одном из самых переполненных и страшных в Европе в Минском гетто. Там они погибли. Рану стало известно о страшной судьбе своих родных только в 1944 году, когда он вернулся в Минск и увидел место, которое в один день стало могилой для 5000 минских евреев.
Collapse )

РАССКАЗ ПАУСТОВСКОГО О СИЛЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ СОВЕСТИ

Этот рассказ, уже довольно широко известный как «неизвестный рассказ Паустовского» (на самом деле, это отрывок из его книги «Начало неведомого века», третьей части автобиографической «Повести о жизни»), не может оставить равнодушным, наверное, ни одного человека. 

Описанные в нём события относятся ко времени Второй мировой войны. А вспоминает её автор в своей повести сразу после описания других страшных событий — еврейских погромов во времена Гражданской войны. Паустовский рассказывает, как в Киеве погром не разгорелся — его остановил «крик всего города», которым люди пытались защитить себя. 

 

Я слышал, как кричат от ужаса отдельные люди, толпы людей, но я никогда не слышал, чтобы кричали целые города. Это было невыносимо, страшно потому, что из сознания вдруг исчезало привычное и, должно быть, наивное представление о какой-то обязательной для всех человечности. Это был вопль, обращенный к остаткам человеческой совести.

Да, путь человека к справедливости, свободе и счастью был временами поистине страшен. И только глубокая вера в победу света и ума над черной тупостью не позволяла отчаянию полностью завладевать сознанием.


А дальше идет тот самый отрывок — рассказ о том, каким страшным иногда бывает этот путь человека к собственной совести. 


 

Рижское гетто

Сила человеческой совести все же так велика, что никогда нельзя окончательно терять в нее веру.Collapse )

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ О ЗНАМЕНИТОЙ ПЕСЕНКЕ "ЧИЖИК-ПЫЖИК"

 

0_5a903_ec2210cb_XL (700x478, 278Kb)

- Чижик-пыжик, где ты был?
- На Фонтанке водку пил!
Выпил рюмку, выпил две -
Закружилось в голове!

Куплет, который обычно связывают с воспитанниками петербургского Училища правоведения, располагавшегося на набережной Фонтанки, дом 6. Это было закрытое учебное заведение для детей дворян, основанное в 1838 году по предложению сановника Михаила Сперанского, автора гражданских реформ Александра I. Чижиками называли учащихся этого училища.

604477_original (349x454, 91Kb)

Эти учащиеся не отличались благонравием.Если версия верна, то куплет возник не ранее 1838 года. При этом первые две строчки цитируются в повести Дмитрия Григоровича "Капельмейстер Сусликов", написанной в 1848 году и в том же году опубликованной в 12-м номере "Современника". 


Чижик, чижик, где ты был?
На Фонтанке воду пил... и т.д.


То есть, в 1840-е годы песенка уже была популярной.

Из стен Училища правоведения вышли многие деятели культуры: композиторы Петр Чайковский и Александр Серов, литературный и музыкальный критик Владимир Стасов, поэты Алексей Апухтин, Алексей Жемчужников и другие.

71954aac83344a58faf762ca691a2006_w960_h2048 (600x350, 149Kb)

Сейчас напротив здания бывшего училища у кромки воды Фонтанки установлен памятник чижику-пыжику в натуральную величину. Ему бросают монетки на счатье. Памятник часто воруют, но на его месте ставят новый.

Фольклорист Владимир Бахтин сомневался, что песня связана со студентами. Он цитировал десять строк песни и проводил параллели со старой деревенской песней про зайчика:



«Чижик-пыжик, где ты был?
На Фонтанке воду пил.
Выпил рюмку, выпил две,
Зашумело в голове.
Стали чижика ловить,
Чтобы в клетку посадить.
Чу, чу, чу, чу,
Я из клетки улечу.
Чижик в клетку не хотел,
Взял вспорхнул и улетел.

В первые годы существования Петербурга, как, впрочем, и в допетровские времена, Фонтанка называлась Безымянным ериком. Ериками, то есть речными протоками, образовавшимися при разливе, назывались многие небольшие речки, вытекающие из одной большой реки и в нее же впадающие. С 1737 года имя "Фонтанка" становится официальным. Collapse )

ГОСТИ СТОЛИЦЫ. ПРИКЛЮЧЕНИЯ ИНОСТРАНЦЕВ

 

 

290 440
MetroPostcards 
Я всегда думал, что если мне хорошо, то и всем остальным не очень плохо. Бывает, конечно, что всем плохо, а мне хорошо, но это состояние я отношу к состояниям крайне редким и таким же неприятным, словно варёная луковица во вчерашнем супе. Однако я и помыслить не мог, что хуже всех бывает в Москве не бомжам и не бездомным собакам, а иностранцам из развитых стран.

Вот иду я как-то по нашей улице, а навстречу мне толпа иностранцев из развитых стран. И все чем-то удручённые. Подхожу к ним и спрашиваю: "Вы чего такие печальные в столице родины нашей матушки?" А они смотрят на меня и на разных языках пытаются объяснить. Ни шута не понял.


А потом вернулся домой, а жена говорит: "Тебе тут мешок писем по интернету!". Я сразу не догнал, с какого бодуна мне вообще письма пишут. А тут целый мешок! А после обеда сообразил: это пришли письма от той группы иностранцев из развитых стран, которые не так давно шли мне навстречу. Итак…

Уважаемый господин! Мы вам на улице не успели сообщить, что…

"…двери в московских метро закрываются прямолинейно: если они закрываются, то они действительно закрываются. Даже если между ними кто-то стоит". (Монтсе Аревало, Испания.)

"…прежде всего вы должны научиться произносить это слово правильно — "мьетро" (myetro)! Ещё будьте внимательны рядом с хрупкими пожилыми леди, они самые невыносимые люди в метро. В первый раз, когда меня пихнули изо всех сил, я обернулся, ожидая увидеть большого мужика, но столкнулся лицом к лицу с бабулей. С тех пор я начеку. Если вы улыбаетесь в общественных местах, то согласно российское культуре, вы идиот, поэтому в метро должны стоять с взглядом, выражающим угрюмость или крайнюю степень агрессии". (Фрэнк Хансельман, Голландия-Испания.)

"…существует странный вид бабушек (babushkas) у турникетов перед входом в метро. Они сидят за стенами из прозрачного пластика в конструкции около 2 м высотой и смотрят на идущих через “билет-барьер”. Они в форме, похожей на милицейскую. У них короткие стрижки и хмурый вид. Их работа в том, чтобы наблюдать, как люди проходят через турникеты. Если им кто-то не нравится, они свистят в свисток. Новички в Москве часто отмечают холодность и неприязнь прохожих. Но я понял: это щит. Когда сталкиваешься с ними в жизненных ситуациях, а не в метро, русские радушны и гостеприимны. В метро же каждый сумрачно глядит в пространство. Друг на друга смотрят лишь влюблённые... Но однажды я видел, как толпа школьников влетела в вагон. Они смеялись, кричали, толкались — для них поездка была приключением! И тут я увидел, как все заулыбались. Думаю, каждый подумал о чём-то хорошем". (Эдвард Эдриан-Валланс, Великобритания.)Collapse )