lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

Categories:

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ. ЯРВЕТ ЮРИ ЕВГЕНЬЕВИЧ



Народный артист СССР (1975)
Лауреат Государственной премии СССР (1981, телефильм "Берега")





Юри Ярвет родился 18 июня 1919 года в Таллине.

До девятнадцати лет актер носил имя Георгий Кузнецов, но в 1938 году, когда в Эстонии началась волна переименований, он взял себе эстонские имя и фамилию и стал Юри Ярветом. Воспитывался Юри в приемной эстонской семье и очень плохо говорил по-русски, поэтому во всех российских фильмах его озвучивали русскоязычные актеры. Например, Зиновий Гердт озвучил Ярвета в фильме "Король Лир". Андрей Тарковский вспоминал, что как-то во время съемок фильма "Солярис" попросил переиграть Ярвета один из эпизодов погрустнее, актер сыграл все как надо, и уже после прошедшей съемки спросил режиссера: "А что такое погрустнее?".

На сцену Ярвет вышел в 1941 году, выступал как танцовщик в Таллинском рабочем театре и Эстонском государственном художественном ансамбле. В 1946 году Ярвет поступил в Таллинский театральный институт, после окончания которого в 1949 году работал главным режиссёром Южно-Эстонского театра. В 1952 году стал актёром Эстонского академического театра имени В.Кингисеппа. В кино Юри Ярвет начал сниматься в 1955 году, исполнив одну из ролей в фильме Герберта Раппапорта "Счастье Андруса".

По актерскому амплуа Юри Ярвет был и комиком и трагиком, он сам писал скетчи и интермедии, выступал на телевидении как эстрадный актер. Вершиной творчества Ярвета стала роль короля Лира в одноименной киноленте Григория Козинцева. После выхода фильма на экран искусствоведы назвали Юри Ярвета лучшим Лиром за всю историю послевоенных постановок этой трагедии в СССР. Картина получила награды на международных фестивалях в Чикаго, Тегеране и Милане.

Среди последних работ признанного Ярвета была небольшая роль в фильме Георгия Юнгвальда-Хилькевича "Тайна королевы Анны, или Мушкетёры тридцать лет спустя". Беседуя на телевидении, на вопрос, что ценит в жизни больше всего и никогда никому не отдаст, ответил в свои "за семьдесят" моментально и кратко: "Свободу".



Юри Ярвет сыграл роль профессора О`Рейли в фильме "Мертвый сезон", роль короля Лира в фильме "Король Лир", роль Снаута в фильме "Солярис", роль графа Сегенди в фильме "Берега". Также он сыграл в фильме "Отель "У погибшего альпиниста".

Юри Ярвет скончался 5 июля 1995 года, и был похоронен на кладбище Metsakalmistu в Таллине.



О Юри Ярвете была снята телевизионная передача из цикла "Острова".






 

Юри Ярвет. Творческая биография



Герои Юри Ярвета - всегда люди закрытые, даже если внешне они кажутся распахнутыми миру настежь, суетятся и вмешиваются во все вокруг. В сыгранных им персонажах есть некий резерв, "неприкосновенный запас", который актер предоставляет открыть самим зрителям.


В фильме "Солярис" Ярвет сыграл одного из исследователей таинственной планеты ученого Снаута. В картине, где, может быть, неправомерно обнаженно поставлен вопрос - наука или человек, - именно он сыграл свою роль так, что это "или" пропадает. Снимается само противопоставление.

Наука? Да, именно ряди науки этот немолодой ученый, навсегда оторванный от Земли, живет на станции Солярис. Годы и годы отдает он исследованиям, хотя в их плодотворность и перспективность почти никто в ученом мире уже не верит. Трудности издергали, иссушили Снаута. Желчный, насмешливый старик смотрит на все язвительным взглядом. Основания для этого есть.





Растерянным, испуганным предстает перед нами и Снаут Юри Ярвета. Взъерошенный, тревожно прислушивающийся ко всем звукам, его герой тем более вызывает сострадание, что стремится скрыть обуревающие его чувства то за сардонической усмешкой, то за чрезмерной старательностью выполнения самых будничных действий. С преувеличенной тщательностью смазывает Снаут ожоги, полученные коллегой в борьбе с таинственной силой. Врачует, а сам же посмеивается - над собой ли? над ним ли? - зная бесплодность борьбы: "А чернильницей, как Лютер в черта, бросать не пытался?"

Снаут умеет ужалить. Он наблюдателен и ехиден в своих суждениях. Но это позиция обороны, а не нападения. 
Эту же оборонительную позицию по отношению к беспощадному окружению занимают и другие герои, созданные Юри Ярветом. 

Те же непростые взаимоотношения миром и у героя фильма "Мертвый сезон" ученого О`Рейли. Как помнят зрители, сюжет картины строится на поисках военного преступника, который в концлагерях проделывал опыты над людьми и теперь, в мирное время, продолжает изуверскую работу по созданию оружия массового уничтожения.

Нашим разведчикам преступник в лицо не известен. Подозрения падают и на О`Рейли. Они не безосновательны: все поведение этого чем-то внутренне встревоженного человека настораживает. Настораживает стремление скрыть тревогу. Настораживает замкнутость, цепкость жесткого взгляда, который умеет заметить все и не выдать ничего.



Когда мы видим его в кафе, сказать можно больше. Звучит пластинка со старинной музыкой, он весь углубился в нее, застыло лицо-маска, поджаты губы, он очень далек сейчас отсюда. Но где его мысли? От какого преступления замкнулся он в себе - от своего или от чужого? Он, несомненно, хранит тайну, это единственное, что выдает его чрезмерная скрытность.

Сюжет развивается дальше, и мы узнаем, что О`Рейли - не преступник. Но внимательные зрители еще прежде догадываются об этом. В сцене, где он во время дождя приходит в кафе купить бутылку виски, актер на секунду дает нам увидеть другое лицо О`Рейли. Нет, оно все так же неподвижно, но глаза его, всегда холодные и отъединенные, в этот миг выражают страдание.



Снаут Ярвета в "Солярисе", замкнувшись перед страшным, непонятным миром, оказался более достойным звания ученого. За скепсисом он скрывал испуг перед непознанным, но не капитуляцию перед ним. Ведь закрытость, настороженность у героев Ярвета, как правило, всего лишь исходный момент на пути развития его героев, момент, который преодолевается во имя достижения подлинной человечности. Чтобы понять суть образа Снаута, надо опять вспомнить жестокую безвыходность моральной коллизии, в которую поставлены герои "Соляриса".



Умудренный жизнью, энциклопедически образованный, наизусть знающий страницы классики мировой литературы, о многом успевший подумать, он видит мир насквозь и успел разувериться во многом. Но одного Снаут не утратил - веры в суверенность чужой личности, уважения к чужому существованию.



Как ученый он понимает, что опыты по установлению контактов надо продолжать. Но он понимает и то, что если такой контакт будет установлен, исчезнут его первые, черновые сигналы - таинственные гости из прошлого. Исчезнет "жена" Кельвина.

Исследования продолжались, так оно и случилось. Сообщить об этом Кельвину выпало на долю Снаута. Играть глубинные чувства нелегко, но еще более трудно сыграть глубинные чувства скрытного по своему характеру человека. Надо обнаружить их перед зрителями, не сломав образа. С деланным хладнокровием ходит Снаут вокруг столика, где лежит прощальное письмо, адресованное Кельвину. Говорит о ничего не значащих вещах, оттягивает время.

Он мучается необходимостью нанести удар другому, мучается и своим неумением открыто выразить сострадание. Но сострадать-то он умеет! Скептик по отношению к себе, он не небрежен к чужой боли. Время идет, и он, наконец, протягивает, нет, не протягивает, а как-то сует записку в руку Кельвину. А потом, по его просьбе, подавив вздох сомнения, ровным безжизненным голосом читает строки чужого прощального послания.

Ядовитый, сардонический старик оказывается человеком большого сердца. И тем более значительным и выстраданным представляется зрителям его решение навсегда остаться для работы на Солярисе. Со скрытой завистью слушает он Кельвина, который говорит о возвращении на Землю, смотрит с грустью на жалкую травку, выращенную на станции в коробке для шприцев...

Наверное, то, что сыграл Ярвет в этой роли, и называется "служить науке во имя человечества".

Актерской индивидуальности Ярвета присуще одно редкое свойство, которое называют "душевной грацией". Речь идет не о том, что артист пластичен, всегда точно, в образе движется на экране. Это-то не удивительно, ведь в искусство его привели именно эти данные.


Гораздо труднее играть так же там, где сюжетные конфликты заданы, развитие образа не имеет внутренней логики. Но всегда, в любой роли духовная жизнь героев Ярвета остается убедительной.



Фильм "Венская почтовая марка" (а его сценарий писали специально для артиста) получился, к сожалению, достаточно поверхностным. Заданность заложена в самом конфликте. 

В Эстонии артист известен давно. Говорят, даже мальчишки во дворах "играли в Ярвета". Во всей стране он стал известен, когда эстонские фильмы с его участием вышли на всесоюзный экран. Зрителям запомнились четко очерченные по рисунку, ювелирно точно сыгранные герои Юри Ярвета. Всемирную известность принесло ему исполнение короля Лира в фильме Г. Козинцева.

Сначала предполагалось, что он будет играть в этом фильме Бедного Тома, безумного нищего. Но пробы были так выразительны, так много могли сказать на экране глаза бессловесного Тома, что Ярвета пригласили для проб еще раз - уже на главную роль. Он был утвержден единодушно.

Как же справился с этой ролью актер, в котором нет ничего, что принято считать королевским? Нет ни статуарности, ни громового голоса, ни высокомерного "короля играют окружающие". Но ничего этого и не требовалось от того Лира, каким он был задуман. Тема этого фильма, этого образа - обретение человечности, смена пустого, мнимого величия подлинным величием человеческого духа. Таким сыграл его Ярвет.



В первых сценах его Лир - сухой, быстрый, вспыльчивый, скорый на расправу. Можно представить себе, как он правил страной, - самовластно, быть может, капризно, но всегда решительно. Когда Лиру на старости лет пришла своенравная мысль разделить владения между дочерьми, он и этот раздел задумал провести как поучительный церемониал единения всех представителей правящей семьи. Трепешут факелы. Легкий шепот проносится по рядам собравшихся в тронном зале. Ожидают выхода короля. И он входит, появляется впервые на экране, легко и естественно разрушая все, что мы ожидали заранее. У короля шальной взгляд, чуточку даже проказливое выражение лица. А почему бы и нет? Король может позволить себе любую роль на им же задуманном спектакле. Себя он играет сам, лишь бы остальные исправно исполняли свои партии.

А что бывало, если кто-либо при Лире выходил, забывшись, из своей роли, становится ясно несколькими минутами позже, когда его младшая дочь отказывается витиеватыми фразами вторить сестрам, изливая свою любовь к отцу. Вся веселая непринужденность слетает с короля - Ярвета, он становится способен проклясть дочь, посягнувшую на основу его власти - беспрекословное повиновение.

Он - "король до кончиков ногтей", "король с головы до пят" не потому, что плечист, величав и медлительно-церемонен в движениях. Он, "король по рождению", сумел до восьмидесяти лет удержаться на троне потому, что по сущности своего характера абсолютен в своих поступках и идет до конца в действиях и решениях.

Наверное, так бы и доцарствовал он до конца своих дней, если бы в своем неуемном абсолютизме не приравнял себя к короне, не вообразил бы, что он - Лир и король - Лир - одно и то же. Но дочери, получив земли и власть, прогнали его из дома, убедили в обратном: король Лир - это король, а Лир - это просто Лир, ничто. И оказавшись в толпе бесчисленных нищих государства, которых он сам в годы своего царствования множил безмерными поборами, войнами и самоуправством, этот король имел мужество задуматься над тем, с чем столкнулся. Столь же абсолютно и бескомпромиссно, как и прежде, он пошел до конца в осмыслении того, что произошло с ним, как повинен он в горе других людей, что есть мир и каковы истинные ценности в этом мире.

У Лира Юри Ярвета встревоженные, цепкие глаза человека, который способен вдумываться в окружающее. В глазах Лира - и вопрос, и боль прорезающейся страшной мысли, и какое-то даже детское недоумение перед чудовищностью открывающихся ему истин, и вольтеровская ирония мудрости, постигшей слишком многое. Это - Лир-философ.



Ярвет играет человека, который научился думать. И кто бы он ни был в прошлом, отныне, - размышляя, сострадая,-он становится человеком. Все свои главные знаменитые монологи Лир Ярвета произносит самоуглубленно и в раздумье. Мысль словно рождается тут же, на экране. Помните, дочери отказывают отцу в оговоренных привилегиях - отныне сто рыцарей не будут больше свитой бывшего короля. "И одного не нужно!" - бросает Регана.

У Шекспира Лир метал громы и молнии, в ремарке прямо указано: "Вдали шум приближающейся бури". А в фильме не так. Захлопывается за дочерьми дверь. Лир остается один. Он задумывается над сказанным (теперь у него будет много времени и поводов для раздумья):

- Не ссылайся на то, что нужно, - говорит он. Но не Регане, а как бы размышляя вслух. - Нищие и те в нужде имеют что-нибудь в избытке. Сведи к необходимостям всю жизнь, и человек сравняется с животным.

Отныне вопрос "что есть человек?" (вопрос, который задает Ярвет в каждой своей роли) будет всегда звучать в словах Лира, читаться в его глазах. Без крова и пищи бредет он с несколькими друзьями по бесплодным, вытоптанным полям своей страны. Светит солнце. Ветер овевает прикрытые рубищами тела. Босые ноги оступаются на острых камнях. Это самые светлые, торжественно озаренные кадры трагедии.

Существование этих людей ограничено только необходимостями. Но это не животное существование, как думал когда-то сам Лир. Их глаза спокойны, походка неспешна, а речи мудры. Когда Лир наклоняется к земле, и его тонкие седые волосы сливаются с трепещущим на ветру ковылем, кажется, что он и земля со всем ее страданием - едины. Лир и его друзья - это люди, объединенные горем, чуткие к несчастью других, способные прийти друг другу на помощь.

Это люди, ведомые человечностью. Не разгневанного обидой старика сыграл Ярвет в "Короле Лире". Не проклятья погрязшему в пороках миру, которые вправе был бросить он, звучат в его словах. Не исступленное условие в предощущении надвигающейся бури: пусть мир изменится или погибнет. Его Лир ищет и помогает зрителям найти то, что позволяет верить в возможность победы гуманизма.

Эту мысль народный артист Эстонской ССР Юри Ярвет стремится сделать главной в любой своей роли. Это его актерская тема. Он тщательно ищет в каждом герое часто до поры скрытый резерв человечности, именно с этой точки зрения анализирует все его поступки.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments