lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

Category:

ВЕЛИКИЙ БАС-ПРОФУНДО МАКСИМ ДОРМИДОНТОВИЧ МИХАЙЛОВ

30819049 (600x450, 142Kb)

Это было в 1931 году. На сцене Радиотеатра шла репетиция оперы Даргомыжского «Каменный гость». Многие присутствовавшие в зрительном зале пришли послушать впервые выступающего на оперной сцене певца Максима Дормидонтовича Михайлова. Появлению этого певца на радио предшествовала молва о его исключительном голосе. И действительно, первые же звуки голоса Михайлова, певшего партию монаха, заставили насторожиться. Когда же, произнося нараставшую в высоте и силе звучания фразу: «Развратным, бессовестным, безбожным Дон-Жуаном» — Михайлов взял до-диез, все были поражены. Казалось, что со сцены исходит какая-то сила, придавившая присутствовавших в зрительном зале. Звук яркий и густой, прозвучал, как колокол. Одного этого до-диез было достаточно, чтобы оценить исключительный голосовой материал певца. В ноябре 1932 года Михайлов был зачислен в труппу Большого театра.

Максим Дормидонтович Михайлов, сын крестьянина деревни Кольцовки Казанской губернии, родился в 1893 году.

 

 

Максим Дормидонтович Михайлов (13 августа 1893 г. - 30 марта 1971 г.) - великий русский оперный певец, бас.

Максим Дормидонтович Михайлов (13 августа 1893 г. - 30 марта 1971 г.) - великий русский оперный певец, бас.

«Отец решил меня учить и, как раньше говорили, отдать в люди из деревни», — рассказывает певец о ранних годах своего детства.

После окончания сельской школы, где Максим Михайлов проучился три года, его перевели в земскую школу. Здесь Михайлов впервые попал в хор. Учитель заметил, что у мальчика хорошее сопрано, и вскоре выдвинул его в солисты и запевалы.

М. Д. Михайлов заканчивал земскую школу, когда в село приехал учитель двухклассной школы Константин Николаевич Поливанов. Он преподавал географию и пение. Имя этого человека Михайлов вспоминает с огромной любовью. Поливанов научил его любить  пение и первый указал путь к его будущему призванию. Благодаря Поливанову Михайлов попал в двухклассную школу в селе Бетьки Лапаевского уезда Казанской губернии, километрах в 400 от родной деревни.

Михайлов и в этой школе был солистом в хоре. Подошло время, когда голос стал «ломаться». Этому периоду предшествовала и перемена в тембре голоса. Михайлов рассказывает, что в это время его считали тенором. В нескольких трио, как, например: «На Севере диком» и «Ночевала тучка золотая», он пел теноровую партию. Поливанов почувствовал в мальчике задатки будущего настоящего певца. Несмотря на возраст, голос был настолько могуч, что иного определения для него, как «иерихонская труба», у Поливанова не было. Учитель преподавал мальчику не только пение, но и игру на скрипке.

Перелом голоса произошел у Максима Михайлова при переходе в последний класс. Вот как он сам рассказывает об этом: «Когда я вернулся осенью в школу и учитель попросил меня спеть, у меня вдруг не оказалось никакого голоса. Хотя Поливанов безусловно понял, что со мной происходит, он мне задал ряд вопросов:

—               Ты что, курил?

—               Нет.

—               Пил водку?

—               Нет.

Тогда он сказал: вставай в ряд, что означало уход из хора. Мне, бывшему солисту, было, конечно, очень обидно, но я вынужден был подчиниться. Пробыл я в этих «рядах» полгода и ничего не пел, так как учитель запретил мне. Через полгода Поливанов вызвал меня и предложил спеть. Когда я спел, он сказал: «Ой, Максимка, знаешь, у тебя прорезался бас. Давай потихонечку его развивать». Он приказал не форсировать и не надрывать голоса. К концу учебного года я уже снова был солистом хора, но пел басом».

 

На школьном выпускном концерте Михайлов выступал в качестве солиста. Этот концерт оказался для Михайлова особенно интересным. Солировать в нем был приглашен бывший ученик школы впоследствии солист церковного хора в Казани. После того как он спел, К. Н. Поливанов предложил послушать «его Максимку». У профессионального хориста оказалось достаточно объективности, чтобы заявить: «Пускай эту вещь поет Максим, а я спою что-нибудь другое», и Михайлов вышел победителем из неожиданного соревнования.

Кончилась школьная жизнь. Это было в 1910 году. Михайлов вернулся домой. Ему было уже 17 лет. Вскоре он решил уйти из семьи и отправился искать счастья в Казань. «Две недели, — рассказывает Михайлов, — я ходил по Казани в поисках работы, разговаривал с разными людьми. Мне посоветовали пойти к Мореву — руководителю церковного хора. Я пошел. Морев выслушал меня и хотел взять к себе в хор. Затруднение оказалось в том, что он не мог предоставить мне общежитие. Он направил меня в хор Спасского монастыря, имевшего для своих певчих общежитие. Я был принят в монастырский хор, получил койку в общежитии, постный стол и 10 рублей жалования в месяц. Работа в монастырском хоре была трудная: в 4 часа утра была заутреня, в 9 часов — поздняя обедня, в 5 часов вечера — вечерня. Три раза в день я должен был петь и читать».

«На втором году службы игумен Иоасаф, — рассказывает далее Михайлов, — решил показать меня профессору пения, так как считал, что мне нужно обучаться петь по-настоящему. Так как я по природе был очень застенчив и сам похлопотать за себя не умел, то игумен поговорил с моими товарищами, чтобы они меня отвели к профессору. Им это удалось, и они привели меня к профессору Казанского музыкального училища певцу, тенору Ошустовичу. Ошустович сперва отнесся ко мне довольно недоверчиво, так как его, очевидно, не очень удовлетворяла моя скромная внешность. Я это почувствовал, но желание не подвести товарищей, приведших меня к профессору, подбодрило меня. Я как следует нажал на свой голос и стал с большим темпераментом петь гаммы. После первых же звуков, профессор сказал: «Стань подальше, а то ты меня оглушаешь».Я поступил в музыкальное училище, совмещая со службой в монастырском хоре работу на пасторских курсах, где по настоянию игумена Иоасафа, я учился на правах вольнослушателя».

 

После ученического концерта в музыкальном училище в местной газете появилась заметка, в которой говорилось, что в музыкальном училище появился многообещающий бас Михайлов. Автора статьи потрясло выступление Михайлова на ученическом концерте, где он исполнил две арии — из оратории Генделя и Варяжского гостя из оперы «Садко», а также песню «Соловьем залетным».Эта заметка, как рассказывает Михайлов, окончательно утвердила его в решении учиться пению, чтобы сделаться профессиональным певцом.

Максим Дормидонтович Михайлов (13 августа 1893 г. - 30 марта 1971 г.) - великий русский оперный певец, бас.

По окончании занятий в Музыкальном училище М. Д. Михайлов  продолжал работу в области церковного пения. Он служит в
должности дьякона, затем протодьякона в Уфе, Омске, Казани, а с 1924 года — в Москве (храм Василия Кессарийского).Низкий бархатный голос Михайлова привлекал внимание всех, кто умел ценить музыкальное дарование. Верующие и неверующие не упускали случая, чтобы послушать песнопение знаменитого протодьякона. Всех желающих его послушать не вмещала церковь, люди заполняли не только паперть, но и тротуары.

«Когда я попал в Москву, — рассказывает М. Д. Михайлов, — мечта о светском пении окончательно одолела меня. Я начал брать уроки пения у разных певцов и потихоньку ходил в театр».

Большую роль в творческой судьбе Михайлова сыграли А.М. Горький и А.В. Луначарский. Встречи и беседы с ними круто изменили его жизнь: в 1929 году Максим Дормидонтович оставил службу в церкви и стал певцом в студии радиовещания. А через три года сбылась его заветная мечта — он был приглашен в Большой театр.7 января 1933 года Михайлов впервые пел партию Варяжского гостя в опере «Садко». Он хорошо справился со своей задачей и имел большой успех у публики.

Михайлов достойно вошел в труппу ведущих оперных певцов Большого театра. Его партнерами по сцене были такие выдающиеся певцы, как Нежданова, Обухова, Держинская, Борисова, Козловский, Лемешев, Пирогов, Рейзен, Ханаев и другие.

 

 

Максим Дормидонтович Михайлов (13 августа 1893 г. - 30 марта 1971 г.) - великий русский оперный певец, бас.

Максим Дормидонтович Михайлов, в роли Ивана Сусанина

 

Очень хорошо отзывался о нем Ф.И. Шаляпин. Когда его спросили, кого из современных басов он считает наиболее талантливым, великий певец ответил: «Настоящий бас сейчас есть только в Москве — Максим Дормидонтович Михайлов...Большой театр не обеднел...Какой голос у Михайлова. Даже завидую ему».

Репертуар певца быстро расширялся. Он пел партии Деда Мороза в «Снегурочке», Собакина — в «Царской невесте», Гремина — в «Евгении Онегине».

Долго и упорно шел Михайлов к образу Ивана Сусанина. Впервые в этой ответственной партии он выступил 17 марта 1939 года, и она, по словам завзятых театралов, явилась высшим творческим достижением артиста.

Умер М.Д. Михайлов 30 марта 1971 года в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище. На доме № 15 по улице Горького (ныне ул. Тверская), где жил певец, установлена мемориальная доска.

В память о выдающемся артисте в столице республики Чебоксарах с 1991 года проходит ежегодный Международный оперный фестиваль имени М. Михайлова, на который съезжаются известные певцы из многих стран мира. Непременный участник этих больших музыкальных форумов — внук Максима Дормидонтовича Максим Игоревич Михайлов, солист Большого театра, народный артист Чувашской Республики.

 

М.Л. Львов «Максим Дормидонтович Михайлов», www.gov.cap.ru, www.pravmir.ru

 

photo_03 (354x492, 10Kb)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments