lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

Categories:

ТЫ И Я- КАК ДОЛГО МЫ ИСКАЛИ ДРУГ ДРУГА! (ДИТРИХ И РЕМАРК)

 22 июня День рождения немецкого писателя Эриха Марии Ремарка (Erich Maria Remarque). Строки из его книг уже давно разобраны на цитаты, стали афоризмами. Так только роман Ремарка "На западном фронте без перемен" был переведен на 50 языков и в 2007 году, согласно статистике, во всем мире было продано более 20 миллионов экземпляров этого произведения. Книга о войне и о потерянном поколении... А есть еще и "Три товарища", и "Триумфальная арка"... для поколений 60-70-х годов рождения эти книги стали культовыми и на их страницах искались ответы на все трудные вопросы жизни. Отчасти жизнь литературных героев писателя - это и его жизнь. Его страдания, удачи, потери, дружба и любовь.
Любовь... в жизни Ремарка было несколько женщин, весьма незаурядных: Хэди Ламар, Грета Гарбо, Полетт Годдар и другие. Но пожалуй самой большой его любовью стала великая Марлен Дитрих. Их первая встреча произошла в сентябре 1930 года в баре отеля "Эден" в Берлине, и только 7 сентября 1937 года в Лидо в Венеции они стали по-настоящему близки и их роман так или иначе продолжался до самой смерти писателя в 1970 году. Его письма к Ней, Великой Марлен, которую он величал неизменно, то Пумой, то единственной, то "несомая ветром, унесенная из сердца", то "сердце сердца моего", то "ангел, молния Предвозвещения, мадонна моей крови", тоже можно разобрать на цитаты. Цитаты любви, которые сейчас в век рационального и расчетливого подхода ко всему, вряд ли кто-то удосуживается не то, чтобы доверить бумаге, но даже боится сказать в глаза. Ее писем к Нему почти не сохранилось, зато Его остались: трогательные, немного грустные, с вечным желанием быть вместе, не разлучаться и любить друг друга...

Актриса Марлен Дитрих и писатель Эрих Мария Ремарк
Люби меня! Люби меня! Ты нужна мне — ах, это слабо сказано. Я чувствую больше. Я поставил свою жизнь на твою, как на перевернутую пирамиду: основание ее парит в воздухе, опираясь на острие в акте невероятного баланса; и это острие, на котором все покоится, держится и в котором все сбалансировано, — это ты, твое сердце. И самое прочное и самое мягкое из всего, что есть, твое сердце, несет мою жизнь, оно несет все. Все выросло и сделалось прямым, как копье. Ты и я — как долго мы искали друг друга! — разве мы можем вообще представить себе, что где-то одному из нас нет места? Можно ли, даже натворив глупостей и обманув себя, не обратить это в фантастическое объяснение в любви к другому? Зубец сцепляется с зубцом, и ни для чего другого места не остается, даже для воздуха... Прелестная дриада, мы никогда не были друг с другом наедине достаточно долго, мы слишком мало смотрели друг на друга, все всегда было чересчур быстротечным, у нас всегда не хватало времени...
Из письма Эриха Марии Ремарка Марлен Дитрих



Фотопортрет Марлен Дитрих
Ах, что мне известно о твоих коленях, о твоих приподнятых плечах? И что — о твоих запястьях и о твоей коже, отливающей в матовую белизну? Какая прорва времени потребуется мне, чтобы узнать все это! Что толку пользоваться теми мерами, к которым мы привыкли прибегать, и говорить о годах, днях, месяцах или неделях! Мне понадобится столько времени, что волосы мои поседеют, а в глазах моих потемнеет, — иного промежутка я и не знаю. Разве я видел тебя всю в залитом дождем лесу, при разразившейся грозе, в холодном свете извергающихся молний, в красных всполохах зарниц за горами, разве знакома ты мне по светлым сумеркам в снегопад, разве мне известно, как в твоих глазах отражается луг или белое полотно дороги, уносящееся под колесами, видел ли я когда-нибудь, как мартовским вечером мерцают твои зубы и губы, и разве мы вместе не ломали ни разу сирени и не вдыхали запахов сена и жасмина, левкоя и жимолости, о ты, осенняя возлюбленная, возлюбленная нескольких недель; разве для нас такая мелочь, как год, один-единственный год, не равен почти пустому белому кругу, еще не открытому, не заштрихованному, ждущему своих взрывов, как магические квадраты Северного и Южного полюсов на географической карте? Сентябрьская возлюбленная, октябрьская возлюбленная, ноябрьская возлюбленная! А какие у тебя глаза в последнее воскресенье перед Рождеством, как блестят твои волосы в январе, как ты прислоняешься лбом к моему плечу в холодные прозрачные ночи февраля, какая ты во время мартовских прогулок по садам, что у тебя на лице под влажным порывистым ветром в апреле, при волшебстве распускающихся каштанов в мае, при серо-голубом свечении июньских ночей, а в июле, в августе?
Из письма Эриха Марии Ремарка Марлен Дитрих


Эрих Мария Ремарк 1929
Вера — это дело не только верующих, это дело и неверующих тоже. И счастье принадлежит не только людям веселым по природе своей, оно принадлежит и знающим. Нет смеха непорочнее и чище, чем у людей, которым знакомо глубочайшее горе.
Из письма Эриха Марии Ремарка Марлен Дитрих


Фотопортрет Марлен Дитрих
Передо мной на столе стоит маленькая греческая головка из обожженной глины; она, головка эта, напоминает мне тебя, и я хотел подарить ее тебе, но просто не в состоянии с ней расстаться: у нее твои надбровные дуга и твое лицо, твои скулы и щеки, и твои волосы, я привезу ее тебе и обменяю на тебя, на тебя. Скажи мне, что ты любишь меня, люби меня и говори мне об этом, нам еще так много надо наверстать, я не устану повторять эти слова — о ты, мой узкий красивый парусник, бегущий по морю цвета темного вина, взлети и приди ко мне; ветер уже шепчет в листве сикомор, что это древнее время темных звезд подбросило нас друг к другу, приди же, приди!.. Люби меня, и руки мои расцветут, люби меня, и лоб мой будет пылать, милая, люби меня, ах, люби меня, просто люби меня, даже если в итоге всего-то и случится, что ты сделаешь меня счастливым человеком...
Из письма Эриха Марии Ремарка Марлен Дитрих


Писатель Эрих Мария Ремарк с любимой собакой
Человек должен пройти через многие двери, пока придет к себе и туда, где останется; и двери не могут оставаться открытыми. Обратного пути никогда нет. И кто бы их ни закрыл, ты сам или кто другой, или их захлопнуло сильным ветром, обратного пути никогда нет, как бы сильно ты не хотел, и даже если бы двери вновь отворились, все равно обратно не вернуться — да и в глубине души этого совсем не хочется.
Из письма Эриха Марии Ремарка Марлен Дитрих


Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк
Не высиживай яйца твоих разлук, сердце мое, — брось их лучше в небо, и они вернутся звездопадами и хвостатыми кометами! И разве ты променяла бы одиночество, продутое и пронизанное ветрами и мечтами, освещенное огнями последних «прости-прощай!», сказанных деревьям, лету, листве и женщинам, на жизнь вдвоем, но разделенную множеством стен?
Из письма Эриха Марии Ремарка Марлен Дитрих


Марлен Дитрих
Самая любимая моя! Ты так далеко от меня и совсем близко, прикованная к маленькому кругу умирающей лампы, ты единственный источник света во всем доме, вблизи всего озера. Ты живешь! Это просто непостижимое счастье! Сердце сердца моего, ты живешь! Бабочка, нежный привет лета на моем воспаленном лбу, ты живешь! Ах, ты живешь, и ничто не мертво, раз ты здесь, ничто не минуло, и все вернется — дыхание юности, светлое счастье бесконечных дней, и волна, мягкая, мягкая, ласкающая волна жизни! Заблудившийся мотылек с мягчайшими крылышками на земле, ты живешь! Ты живешь, и свистопляска прекращается, почва у меня под ногами перестает крошиться, из скольжения вниз и равнодушия образуется плоскость опоры, из безутешности — тепло, тепло, пестрая бабочка, необходимое тебе, чтобы ты не застыла, тепло, которое появилось только потому, что есть ты, любимая жизнь, ах, останься!
Из письма Эриха Марии Ремарка Марлен Дитрих


Марлен Дитрих во время киносъемок
Слышала ты, как часто я с тобой говорил? По-настоящему говорить с тобой я могу, только оставаясь один! Тогда я усаживаюсь где-то в углу на ковре перед горящим огнем и смотрю на него, и звезды снаружи падают в мою руку, и тучи нежно укладываются на мое плечо, и я несу всякий вздор, и потом не могу больше этого выдержать, и беру собак, и выбегаю из дома, и завожу машину, и мы несемся на ней вдоль берега озера, сквозь мертвую тишину итальянских городов; но ни разу это не завершилось хрустом гравия под колесами от неожиданно-резкой остановки, о которой я без устали мечтал, резкого торможения от крика: это ты, это твои руки и твое дыхание, и это чудо, разливающееся окрест, — потому что здесь, на этой чужой дороге, появилась ты, потому что ты ждала нас здесь, потому что ты найдена здесь, ах, драгоценная моя, ты жизнь моего нежелания жить, ангел, молния Предвозвещения, мадонна моей крови, ах, я хочу выйти из дома и ехать в машине, и искать тебя на всех улицах, тебя, Никогда-не-представимую, и, может быть... 
Из письма Эриха Марии Ремарка Марлен Дитрих


Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк 1939
Привет тебе! Моя жизнь все крутится и вертится, как колесо машины, а ты — нерушимая ось всего, вокруг чего происходит круженье, — покой при всех тревогах, синее небо над всеми ураганами и извержениями вулканов! Ах, смочь полюбить вновь! Восстать из мертвых! Изобилие и к тому же неутомимость, мечта и действительность как одно целое, изливающееся чувство и чаша, вмещающая его, — привет тебе, сладкое северное сияние, пламя над снегами..
Из письма Эриха Марии Ремарка Марлен Дитрих

Письма любви Ремарка можно почитать вот здесь: Писатель и богиня: роман Ремарка с Марлен Дитрих
 
 
Из дневника ЛЕОНСИИ

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments