lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

Categories:

МАРИЯ КРЕСТОВСКАЯ, ПЕТЕРБУРГСКАЯ БЫЛЬ О ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ

 

“Петербургские тайны”… Мало кто не следил за сюжетом этого телесериала в далеких 1990-х. Он был почти также популярен, как и роман, по мотивам которого и поставлен. Новый номер журнала “Отечественные записки” с очередной главой ждали так же, как мы новую серию любимого сериала. Автором романа был Всеволод Владимирович Крестовский. 

Идея, к сожалению, принадлежала не ему, а основоположнику массовой литературы Эжен Сю. Его роман “Парижские тайны” пользовался огромной популярностью и во Франции, и в России.

 



 

Но разве даже самый талантливый писатель может соперничать с тем, что может написать сама жизнь? История любви дочери Всеволода Крестовского похожа… Нет, не на сказку. В сказке все заканчивается свадьбой. А здесь со свадьбы сказка только началась…

В 1862 году у молодого писателя польского дворянина Всеволода Крестовского и актрисы В. Гриневой родилась дочь Мария. К сожалению, родители вскоре развелись, и девочку воспитывала бабушка. Она окончила институт благородных девиц, решив пойти одновременно и по стопам матери, и по стопам отца. 

 

 

Мария мечтала играть на большой сцене, но пока ей давали только роли в небольших частных театрах. Она писала небольшие очерки, рассказы и повести, которые с удовольствием печатали в журналах. Как в омут с головой бросилась в отношения с одной творческой личностью. Родила от него ребенка. Но это был не герой ее романа. И вскоре она осталась одна.

Настоящая любовь ждала ее за поворотом, когда Мария познакомилась с Евгением Картавцевым. 

 

 

Управляющий северо-западными железными дорогами, директор банка Евгений Эпафродитович был старше Марии на 12 лет, но влюбился как мальчишка. Однако свадьбу сыграли только через несколько лет. Долго не решался Картавцев на брак с женщиной с ребенком не из своего круга. Однако ее сына он очень любил и дал ему достойное образование. А жизнь своей любимой жены Евгений Картавцев решил превратить в сказку и создать для нее королевство.

Он купил 65 гектаров земли в финских Метсякюля (сейчас это Выборгский район в России, поселок Молодежное), выписал знаменитого в то время петербургского архитектора Ивана Фомина, который помог построить деревянный дворец-мечту Марии. 

 

 

А сама Мария разбила сад вокруг особняка c фонтаном, мраморной лестницей в 76 ступеней и редкими растениями из разных стран. 

 

 

Королевство назвали Мариоки (имя хозяйки “Мария” + “joki” (“река” по-фински). Но больше всего в своем королевстве Мария любила огромный древний камень, на котором сидела, смотрела на воду и мечтала.

Очень часто в Мариоки собирался весь петербургский бомонд. Бывал здесь и художник Илья Репин, который написал портрет Марии в 1898 году и назвал “Грезы”. 

 

Этот портрет всегда висел в кабинете у Евгения. Все было, как в счастливом сне до тех пор, пока Мария серьезно не заболела. Врачи в Петербурге не могли ей помочь. И тогда Картавцев отправил свою жену в европейскую клинику. Там ей подарили плюшевого медвежонка, сказав, что он ей принесет исцеление. Мария искренне поверила в это. Можно сказать, что медвежонок подарил ей два года жизни. Он всегда был рядом с ней до конца.

В июле в 1910 года, когда сад Мариоки цвел пышным цветом, Мария ушла из этого мира. Евгений был безутешен. Пробуя хоть как-то справиться с горем, Евгений Картавцев, также как Шах-Джахан в память о своей любимой жене Мумтаз-Махал, решает создать на монолитной гранитной глыбе, в которой был спрятан склеп, бронзовый памятник своей жене в натуральную величину, где у ног сидит ее любимый плюшевый медвежонок.

 

 

На камне высекли надпись:

При жизни недостаточно ценил и лелеял я тебя, дорогая Марьюшка, зато по смерти свято исполняю волю, заветы и желания твои. Твой всей душой Евгений”. 

 

 

А ниже еще одна табличка, где было написано:

Евгений Эпафродитович Картавцев

13 декабря 1850 - …

Через три года рядом с могилой жены он построил церковь ‘Всех скорбящих радости” и колокольню.

 

 

Евгений Эпафродитович теперь мечтал только о том, чтобы его похоронили рядом с его любимой женой. Но у жизни свой сценарий. Октябрьский переворот вынудил Евгения Картавцева покинуть родину. Он умер в эмиграции в 1932 году, и его похоронили на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. А это так далеко от его Марии…

Памятник и церковь выстояли до конца Великой Отечественной войны. Лишь в 50-х годах сначала исчез бронзовый памятник, а потом обрушились церковь и колокольня. Дом сгорел в 1991 году. Казалось, что эту историю любви забыли и боги, и люди. Но вот буквально недавно в заповеднике "Марьина Роща" на свое место вернулся памятник Марии Крестовской. 

 

 

Мария и Евгений снова вместе. Вечную любовь разрушить невозможно.

 



 

Снежана Реймерс, специально для Etoya.ru 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments