lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

ПАВЕЛ, БЕДНЫЙ ПАВЕЛ,,, КОРОНОВАННЫЙ ДОН-КИХОТ

 

300 420
Wikimedia Foundation 
Ровно 255 лет назад, 20 сентября (1 октября по новому стилю) 1754 года, в Санкт-Петербурге, в Летнем дворце императрицы Елизаветы Петровны появился на свет младенец – мальчик, будущий российский император Павел Первый.

В ночь на 12 марта (24 марта по новому стилю) 1801 года, в Санкт-Петербурге, в Михайловском замке, построенном на месте снесенного Летнего дворца, российский император Павел Первый был убит в своей спальне группой заговорщиков из числа высшей аристократии. Старший сын и наследник престола, великий князь Александр Павлович, к убийству отца прямо причастен не был. Однако о возможности такого исхода событий он знал и никак ему не препятствовал, что делает его одним из косвенных виновников.

Между двумя этими датами пролегли физическая жизнь императора длиною в 46 лет – и так называемая павловская эпоха 1796-1801 годов, которая в реальности продлилась 4 года, 4 месяца, 4 дня и 4 часа.

Ни об одном русском императоре не понаписали столько вранья и не распустили столько слухов и баек, сколько о Павле Первом. Это, как нетрудно догадаться, неспроста. Видимо, уж очень здорово стоял поперек горла современникам этот монарх, и точно так же стоит он поперек горла торопливым историкам, привыкшим вписывать все и вся в готовые схемы.

Один из любимейших сюжетов для всех, кто писал и пишет о Павле Первом, был ли император сыном собственного отца, императора Петра Третьего?

То, что он был сыном собственной матери, будущей императрицы Екатерины Второй, – несомненно, ибо легко доказуемо. В те времена рождение царственных младенцев обставлялось как событие публичное и проходило в присутствии большого числа специально уполномоченных лиц – дабы впоследствии никто не посмел усомниться в истинности происхождения новорожденного члена императорской фамилии.

Непосредственно из чрева матери дитя поступало прямо на руки свидетелей-восприемников и передавалось по кругу всем присутствующим – все должны были убедиться и засвидетельствовать, что на таком кратком пути не произошло никакой подмены. Лишь затем орущее дитя передавали повитухам и мамкам. В отношении Павла Петровича эта процедура была соблюдена тщательно и столь же тщательно документирована.

280 450
Wikimedia Foundation 
Что же до достоверности отцовства... Скажем честно: и в наши дни полную достоверность может обеспечить лишь дорогостоящая генетическая экспертиза, в большинстве же случаев приходится полагаться на правдивость утверждений матери и взаимное доверие обоих родителей.

Судя по портретным изображениям, Павел Петрович имел несомненное внешнее сходство как с отцом, так и с матерью. А если и были лица, что называется, державшие свечку, присутствовавшие при акте зачатия будущего императора от некоего постороннего лица, то воспоминаний они не написали и предпочли остаться неизвестными. Впрочем, сама Екатерина Великая не прочь была поддерживать слухи о незаконности происхождения Павла – ей это было весьма на руку. Она ведь собиралась передать престол старшему внуку, а вовсе не сыну.

Другой любимый сюжет историков павловского времени – сумасшествие императора. В утверждениях, что Павел был безумен, торопливые историки так преуспели, что смогли навязать массовому сознанию это утверждение как непреложный факт. А между тем доказательств никаких нет. Такое "доказательство", как якобы несомненная психическая ненормальность Петра Третьего, унаследованная его сыном, – не более чем миф, старательно распространявшийся Екатериной Второй и ее приспешниками. А что еще оставалось делать "матушке Екатерине", чтобы обосновать свои сомнительные права на престол? Только убеждать общественность, что она, мол, осчастливила страну, избавив ее от ненормального мужа-императора, и принимает меры, чтобы в будущем на российский трон не взошел еще один ненормальный император. Да, трудно быть великой монархиней – и одновременно вдовой и матерью "психов"...
 
 
280 450
Wikimedia Foundation 
Безусловно, Павел Первый не был ангелом во плоти и имел очень тяжелый характер – тому есть причины. Легко представить итоговое душевное состояние человека, который, будучи отпрыском царской крови и законным наследником престола, с детства и до 42-летнего возраста жил фактически в золотой клетке, под надзором, не имея никаких властных полномочий и никакого влияния, встречая откровенное пренебрежение и неуважение со стороны матушкиных фаворитов, подвергаясь иногда прямым унижениям, не имея возможности толкомобщаться с собственными детьми, которых матушка у него отбирала в собственных видах и для ограждения от "дурного влияния"...

К слову, из десятерых детей Павла в послеекатерининское время выросли лишь два младших сына – Николай (родился 6 июля 1796 года) и Михаил (родился 9 февраля 1798 года); несмотря на то, что царевичи лишились отца в раннем детстве, именно в их натурах проявился сознательный, полный и окончательный разрыв с екатерининским веком.

Павел откровенно ненавидел и заслуженно презирал уклад и атмосферу чудовищно развращенного и лицемерного екатерининского правления. Он искренне мечтал "вымести всю эту грязь и мерзость", утвердить в России высокие чистые нравы, установить истинно просвещенную монархию и достичь идеальной государственно-общественной гармонии. Он сам неоднократно говорил об этом при свидетелях. Не зря А.С. Пушкин назвал Павла "романтическим нашим императором", а А.И. Герцен – "коронованным Дон-Кихотом". А самому Павлу применительно к себе гораздо больше импонировал образ шекспировского Гамлета, который потерял любимого отца и осуждает легкомысленную мать. Тем не менее и при Екатерине, и при Павле, и при Александре Первом "Гамлет" в России был запрещен – из-за трактуемой в пьесе крайне щекотливой темы мужеубийства-отцеубийства...

Но беда Павла и злая ирония истории заключались в том, что об истинно просвещенной монархии романтически мечтал самовластный деспот, игнорировавший ход времени и необратимые перемены в умах, не желавший считаться ни с кем и ни с чем, намеревавшийся столетие спустя после Петра Великого править его методами.

300 420
Wikimedia Foundation 
Не случайно на пьедестале екатерининского памятника Петру Великому начертано: "Петру Первому – Екатерина Вторая", а на пьедестале павловского памятника Петру Великому: "Прадеду – правнук". Екатерина охотно признала за собой второе место; Павел поставил себя на одну ступеньку с деспотичным предком. Это его и сгубило.

Но сумасшедшим неадекватным импровизатором Павел не был никогда. Просто он свято верил в волшебную силу своей императорской воли. И в то, что отданные им словесные приказы будут такой же волшебной силой превращаться в дела, не встречая никакого сопротивления. А время было уже совсем другое. Петровский деспотизм, дикий и неограниченный, ушел в прошлое. За век дворцовых переворотов русская аристократия научилась окорачивать своих монархов и указывать им пределы полномочий, не посягая при этом на императорскую власть.

Про Павла история сохранила множество анекдотов. Некоторые из них широко известны. Например, анекдот про "поручика Киже" - несуществующего офицера, созданного ошибкой писаря, каковой офицер милостью императора за несколько дней вырос в чинах от поручика до генерала, потом якобы умер и был якобы похоронен, а император прислал ему на могилу венок. Или анекдот про то, как император сослал в Сибирь целый полк за ошибку в маршировке на плацу...

Ничего этого в реальности не было. Зато было многое другое. Были императорские указы, касавшиеся несущественных бытовых мелочей жизни рядовых подданных:
 
 
 
320 390
Wikimedia Foundation 
- Указ о запрете ношения круглых шляп, жилетов, фраков и башмаков с лентами;
- Указ о непременном гашении в домах света ровно в 9 часов вечера;
- Указ о запрещении носить бакенбарды;
- Указ о запрещении носить прическу с тупеем (локоном), опущенным на лоб;
- Указ о запрещении танцевать непристойный танец вальс;
- Указ о запрещении кучерам кричать и материться во время езды;
- Указ о запрещении употреблять в речи и на письме слова "клуб", "совет", "представитель", "гражданин";
- Указ о запрещении ввоза иностранных книг и торговли теми, которые уже имеются.

Все это – типичные проявления характера самовластно-деспотической личности. Непризнание чьей-либо воли и авторитета, кроме своих собственных. Попытки охватить неохватное. Намерение руководить тем, чем руководить нельзя – глаз не хватит, и руки не дотянутся. Стремление вмешиваться даже там, где стороннее вмешательство бессмысленно и смешно.

Император словно дает понять подданным, что он вездесущ, как Бог, и непрерывно следит за ними своим грозным всевидящим оком. И, к сожалению, не способен понять, что таким вмешательством и всеприсутствием только раздражает общество и восстанавливает его против себя. Волей-неволей поверишь, что царь сумасшедший, коли его государственный ум занят такими вещами, как бакенбарды и локоны.

На версию павловского безумия вроде бы работают и другие факты. Например, объявление им 15 июля 1799 года войны Испании, на что испанский двор недоуменно ответил: война так война, извольте, да только для воевания нам негде сойтись – ни на суше, ни на море места нет. Или намерение вместе с Наполеоном Бонапартом вторгнуться в Индию и вышибить оттуда англичан – при том, что ни по морю, ни посуху добраться до Индии русская армия в то время никак не могла...

Но эти факты объяснимы. Несостоявшуюся войну Испании Павел объявил в отместку за дипломатическую поддержку ею Французской республики. К Великобритании он был настроен не менее враждебно, чем тогдашнее британское правительство к России. В Наполеоне Бонапарте (тогда еще не императоре, только первом консуле) Павел безошибочно угадал будущего грозного противника – и решил превратить его из противника в друга и союзника. Что ему, в общем-то, почти удалось, но ненадолго – продолжить дело помешала смерть.

280 450
Wikimedia Foundation 
Примеров трезвомыслия и государственной мудрости императора Павла немало. Петровский закон о престолонаследии, позволявший монарху самому назначать себе наследника-преемника и тем создававший благоприятную атмосферу для дворцовых переворотов, Павел отменил – и ввел новый закон, безотказно действовавший до самого конца русской монархии.

- Он ограничил работу крепостных крестьян на барской запашке (барщину) тремя днями в неделю, резонно указав, что крестьянам тоже надо кормиться, а не только работать на господский карман.
- Он поставил на деловую основу перевооружение армии и обучение войск ратному делу; упразднил прежние порядки, благодаря которым некоторые липовые "офицеры" дослуживались до высоких чинов, ни дня не побывав в строю.
- Он ввел правила отчетности и делопроизводства, благодаря которым российская административная система начала избавляться от екатерининского вольного разгильдяйства.

Но предметом особого внимания Павла была честь – честь офицерская, гражданская, семейная, деловая, служебная. Едва ли не половина всех указов и именных повелений императора касалась вопросов чести. И здесь он был особенно суров и непреклонен, ибо полагал, что "подлость, низость и бесчестие" - главные причины всех российских неурядиц, что дерзкая выходка пьяного младшего офицера и многотысячное взяточничество высокого гражданского чиновника равно опасны для общественной нравственности и устоев российской государственности.
 
Даже такое деяние Павла, как взятие им на себя обязанностей великого магистра рыцарского Ордена святого Иоанна Иерусалимского, было продиктовано соображениями чести.

300 420
Wikimedia Foundation 
Русский православный император – великий магистр католического ордена? Современники крутили пальцем у виска. А Павлу до этого не было дела. Он вовсе не собирался перекрещивать подданных в другую веру. Он мечтал привить в России рыцарские нравы; история, опыт и традиции иоаннитов казались ему в этом отношении весьма ценными и поучительными.

Но павловская концепция просвещенного деспотизма не нашла поддержки в тогдашнем российском обществе. Сорокамиллионная держава мрачно безмолвствовала. А в высших аристократических кругах зрело угрожающее недовольство. Русские дворяне, облагодетельствованные привилегиями Жалованной грамоты 1785 года, не хотели вспоминать петровскую дубинку. Потому и игнорировали разумные павловские начинания, а неразумные и деспотические выходки императора раздували сверх всякой меры...

Тяжелая золотая табакерка, которой императора били в висок, и офицерский шарф, которым его душили, прекратили жизнь Павла. По зловещей иронии судьбы Павел Первый стал единственной жертвой последнего дворцового переворота. И, как выяснилось, переворота напрасного: павловские реформы остановить не удалось, к екатерининским порядкам Россия никогда более не вернулась.
 
 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments