December 2nd, 2016

"ПО ФАМИЛИИ СТЕПАНОВ И ПО ИМЕНИ СТЕПАН"

Эталон справедливости, доброты и чести. Литературный персонаж, который сейчас бы могли назвать культовым, но на самом деле он — любимый. Для множества мальчишек и девчонок, что выросли на этой истории и читают строчки Сергея Михалкова своим детям, а кто уже и внукам. Так из поколения в поколение сопереживают добродушному великану: то одежду не может подобрать, то за маской на карнавале укрыться — и находят в строчках поэмы пример для подражания. Обычные ежедневные подвиги настоящего героя. Вспоминаем 10 фактов из жизни Дяди Степы и его создателя.

В пионерский лагерь — за вдохновением. Конкурс пионерской песни Московского комитета комсомола в 1935 году позвал Сергея Михалкова в дорогу. В детский подмосковный лагерь. Молодой поэт-песенник работал вожатым, ходил в походы, вел неспешные разговоры у костра, удил рыбу. Впечатления о пионерском лете стали детскими стихами, которые напечатал журнал «Пионер». В этом же году Михалков написал первую детскую поэму — «Дядя Степа». 


«Я писал первую часть как-то очень легко», — рассказывал впоследствии сам поэт. И за печатью дело не стало. Редактор «Пионера» журналист и писатель Борис Ивантер напечатал поэму в седьмом номере журнала за 1935 год. Даже не дожидаясь рисунков великана, чтобы не мешкать с публикацией. Первыми иллюстрациями к поэме стали фотографии самого автора, которого за высокий рост и добрые глаза невольно сравнивали с литературным персонажем. Так Сергей Михалков проснулся знаменитым среди маленькой по возрасту, но очень требовательной аудитории.

Оценка мэтровКорней Чуковский предрекал Дяде Степе долгую литературную жизнь — и не ошибся. Высоко оценил поэму о высоком гражданине и Самуил Маршак. Прочитал «Дядю Степу» прямо в присутствии молодого автора, пожелал литературному герою «подрасти духовно». «И если впоследствии я не счел своего «Дядю Степу» случайным эпизодом в литературной работе, а продолжил трудиться для юного читателя, — в этом, может быть, прежде всего заслуга Самуила Яковлевича Маршака», — рассказывал Сергей Михалков.

В печать! С иллюстрациями… Отдельной книгой «Дядя Степа» вышел в свет в 1936 году в издательстве «Детская литература». Впервые нарисовал Степана Степанова известный художник, создатель легендарного Мурзилки — Аминадав Каневский. Входным билетом в мир книжной иллюстрации Дядя Степа стал для художника Германа Мазурина. Свой образ обаятельного великана создавали Константин Ротов — автор панно Советского павильона на Нью-Йоркской выставке; Ювеналий Коровин, чьи работы находятся в Третьяковской галерее; и один из отцов-основателей советской мультипликации — Владимир Сутеев.

А Константин Ротов прообразом для своих рисунков взял актера Алексея Баталова, с которым состоял в родстве.Collapse )

САМЫЕ КРАСИВЫЕ РОССИЙСКИЕ БАЛЕРИНЫ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Балет — это красота, пластика и грация. Изящность силуэта, плавность движений, легкость в походке, — балерину без труда можно узнать в любой толпе. А танцовщиц с мировым именем обожает не только публика: они всё чаще появляются на страницах глянцевых журналов или становятся лицами ведущих домов мод. Сегодня балерины покорили не только главные сцены мира, но и подиумы.

Настоящая любимица публики — Илзе Лиепа. Прима Большого театра не раз попадала на обложки глянцевых изданий. Вес знаменитости — всего 50 кг, и даже после рождения дочери он не изменился. Секретом своей красоты и стройности она считает постоянное движение и сбалансированное питание. Особенно артистка рекомендует пилатес. Лиепа не только танцует, но и пишет книги о стройности, дает уроки балета в частной школе.

Другая звездная красавица — Светлана Захарова. Грацией артистки восхищаются не только в России, но и за рубежом. Светлана — первая русская балерина, получившая титул «Этуаль» («Звезда») от театра Ла Скала. В модной прессе ее называют «Леди Совершенство». Ее рост и вес соответствуют модельным (172 см при 50 кг), не случайно именно она часто становится героиней глянцевых фотосессий. Главный секрет красоты артистки — любовь к рыбе и отказ от соли. Collapse )

ЗВЕЗДА № 1. ЛЮБОВЬ ОРЛОВА В ВОСПОМИНАНИЯХ ВИТАЛИЯ ВУЛЬФА

Звезда №1Почему ее называют «звездой № 1»? Она умела все. Умела петь, танцевать, играть драматические сцены. Все ее актерские качества в отдельности, может быть, и не составляли каких-нибудь великих достоинств, но когда они соединялись в одно целое, представляли собой невероятный феномен. Ни у кого не было такой солнечной красоты — красоты, которая покоряла людей. В Орловой была необыкновенная радость жизни. Выглядела она всегда ослепительно, всегда с улыбкой на устах, в ее лице, в ее повадке, в ее манере, в очень благородной лепке ее лица была какая-то неизъяснимая женская прелесть и красота. Женственность была ее содержанием — и ее маской. Она была пленительна, в ней было сокрушительное очарование.

Любовь Орлова всегда выступала в лентах, где было много музыки. Она хорошо пела, и ее песни знала вся страна. Музыка Дунаевского, слова Лебедева-Кумача — «Широка страна моя родная» из фильма «Цирк», ее знаменитая песня Анюты из «Веселых ребят», ее «Лунный вальс» из «Цирка»... Голос ее отличался музыкальностью и напевностью, а речь была поразительно ритмична. Но не голос создавал успех Любови Петровны в кино. От природы ей были свойственны удивительная непринужденность и красота движений, природная пластика. Ее подруга Галина Шаховская, сестра Натальи Глан, которая впоследствии стала известным балетмейстером и ставила, например, танцы в фильме «Весна», говорила, что Орлова была на эстраде поразительно органична — ее органика совпадала с органикой жанра.

Орлова всегда имела потрясающий успех. По-моему, тогда не было другой актрисы, которая бы пользовалась такой страстной любовью. Это было обожание! На всех гастролях ей предоставляли лучшие условия, а публика просто ходила за ней по пятам. Появление Орловой было появлением небожителя. В конце 30-х годов у нее был концерт в Ленинградской филармонии. А в этот момент в Ленинграде проходили гастроли МХАТа. И вот машина (тогда машин было мало) отвозит после спектакля в гостиницу «Европейская» прославленных артистов Художественного театра, великих актеров- Москвина, Тарханова и Аллу Тарасову. А проехать они не могут, потому что стоит тысячная толпа. Они спрашивают: «Что случилось?» И милиционер им говорит: «Вам надо выйти из машины, дальше вы не проедете. Здесь люди ждут, когда выйдет Любовь Орлова». Москвин помолчал, улыбнулся и сказал: «Синема!»

Любовь Орлова и Григорий Александров. Англия. 1960-е годы.

Никому из западных звезд она не завидовала. Неприязнь у нее вызывала только Марлен Дитрих. У Дитрих была какая-то недоступная Орловой форма женского мироощущения, дерзкое свободомыслие. Она — немка, эмигрировавшая в Америку, жившая в Париже, — открыто презирала Гитлера и Геринга и во всеуслышание об этом говорила. А Орлова на себе испытала, что такое быть женой врага народа, но молчала. Марлен Дитрих — ослепительная, раскованная, меняющая любовников, владевшая европейскими языками (а Орлова лишь чуть-чуть говорила по-французски), — раздражала Орлову. Они встречались в Америке и фотографировались вместе, но Орлова не любила говорить о Дитрих.

В то же время Александров слепил ее именно по образцу Марлен Дитрих. Скажем, в «Веселых ребятах» у нее был знаменитый цилиндр — и только в конце 60-х годов стало ясно, что это тот самый цилиндр, в каком выступала Марлен Дитрих в «Голубом ангеле». В «Цирке» Орлова снимает свой черный парик и остается блондинкой — у нее половина головы черная, а половина платиновая, — это тоже кадр из фильма Марлен. 


Но советский зритель не знал, кто такая Марлен Дитрих. Очень узкий круг людей, в том числе людей искусства, видели западные фильмы, когда их для избранных показывали в Управлении кинематографии в Гнездниковском переулке. Страна этого не знала. Страна любила Орлову.


Когда именно родилась Любовь Орлова, очень долго никто не знал. Она скрывала свой возраст. А родилась она в 1902 году и в кинематограф пришла достаточно поздно — ей было 32. Она не любила вспоминать своего прошлого. О ней есть очень много легенд: одна из самых стойких — что она была дворянского происхождения. На самом деле ее отец Петр Федорович Орлов был акцизным чиновником, а мать Евгения Николаевна Сухотина была очень дальней родственницей Михаила Александровича Сухотина, мужа одной из дочерей Льва Толстого, Татьяны Львовны. Отец был внешне вальяжный и вполне мог сойти за аристократа, очень любил карты и проигрывал все, что у него было. Жил он в Ярославле. Мать ее была не очень красивой, невысокой, с нервным сухим лицом. Сама Любовь Петровна родилась в усадьбе своей матери. В семье было две дочери, Нонна и Любовь, и Люба была младшей. Мать всю жизнь прожила вместе с Любовью Петровной. У нее был настолько трудный характер, что иногда Орлова и Александров переезжали в гостиницу, говоря ей, что уезжают в командировку. Благодаря родству Любови Орловой с Сухотиным, однажды, еще девочкой. Люба виделась со Львом Толстым. Он подарил ей книжку «Кавказский пленник», на которой сделал надпись: «Любочке от Льва Толстого». Эту книжку она очень берегла, всегда держала в своем доме под стеклом.

Когда произошла революция. Любе было 15 лет. Она училась в московской гимназии недалеко от Никитских ворот, в ней преподавателями по классу рояля были композиторы Гедике и Гольденвейзер, — у Орловой был очень хороший слух, а точных наук она безумно боялась. Но революция помешала ей завершить музыкальное образование. Семья переехала в город Воскресенск, где жила сестра матери. Там они прожили все тяжелые годы Гражданской войны. Любовь Петровна возила в Москву бидоны с молоком — у тетки была корова, и продажей молока жила вся семья. Таская бидоны по домам. Люба навсегда испортила себе руки — от мороза у нее воспалились суставы. Руки у нее были очень некрасивые, часто опухали, ни в одном фильме она их не показывает. Это была единственная некрасивая сторона во всем ее женском облике.

 

Кадр из фильма «Цирк»

Хотя Орлова так и не закончила консерваторию, она отлично играла на фортепиано. В начале 20-х годов она поступила на работу в кинотеатр тапером — это была единственная возможность зарабатывать деньги. Грязный прокуренный кинотеатр, матросня, матерщина, семечки... Никогда потом она не вспоминала об этом. Тогда у нее были даже периоды какого-то безразличия — к учебе, к искусству, к собственной судьбе. Она ощущала себя человеком, у которого нет никаких надежд. Ее спасло замужество.
Collapse )

"ЗОНА" ДЛЯ ДЕКАБРИСТОВ

Строгость тюремщиков, скудное питание, работа на рудниках вместо интеллектуального труда и разведение огорода как единственное доступное развлечение после всех прелестей дворянской жизни – немудрено, что некоторые ссыльные декабристы стали пациентами психиатрических больниц. Каморка два на два метра где-то в глуши и изоляция от внешнего мира не располагают к подготовке государственного переворота. На это и рассчитывал  Николай I, обрекая заговорщиков на политическую «смерть» в ссылке.

Как выжить в Сибири и не сойти с ума, войти в доверие к надзирателям, отлынивать от тяжелой работы и организовать бизнес, будучи политзаключенным – в новом материале diletant.media.

По итогам судебного процесса в Сибирь отправились 124 человека. Вывозили арестантов небольшими партиями в условиях строжайшей секретности — они не должны были иметь контактов с местными жителями, чтобы не волновать их умы размышлениями о судьбах России. Император здраво рассудил: контролировать изменников проще, если они будут делить тяготы заключения в одном месте. Тюрьмы такого размера, правда, не имелось, поэтому ее пришлось строить на Петровском заводе в Забайкалье. Принять свою участь были готовы не все. Так, например, декабрист Александр Луцкий, известный авантюрными выходками, в дороге предложил поменяться именами уголовнику и бродяге Агафону Непомнящему. Спустя некоторое время обман был раскрыт.

На содержание каждого осужденного выделялось 24 рубля в год. Для сравнения: воз соломы в 1820-х стоил около 1 рубля, килограмм масла — 1,20 рубля, воз сена — 5 рублей. На эти деньги, прямо скажем, не разгуляешься, поэтому декабристы рассчитывали на помощь родственников. Последние же нередко рвали отношения с политическими ссыльными, чтобы не запятнать свою репутацию. А деньги были очень нужны. Так, во время пребывания в Читинском остроге арестанты мололи муку на мельнице. С наступлением морозного октября комендант Станислав Лепарский, пожалев заключенных, заменил этим занятием земляные работы. Но дворяне не могли справиться с этой, в общем-то, простой задачей и мололи муку так, что она никуда не годилась. Поэтому они платили парочке каторжников, а сами отогревались в теплом сарае.

Обстановка в Чите тогда разительно отличалась от роскошной столичной жизни, что не могло не приводить в уныние. Покосившиеся домики, старая церковь и один магазин — вот и вся Чита, «ничтожная деревушка», как называл ее Михаил Бестужев.

В остроге жили по 16 человек в комнате, всегда под охраной. Зимой здесь наступал страшный холод. Вместо узких нар на собственные средства заказали деревянные кровати. Работали пару часов утром и пару часов после обеда. В свободное время боролись со скукой — изучали языки, читали (благо, совместными усилиями арестанты организовали обширную библиотеку), играли в шахматы и устраивали лекции по истории, экономике, военному делу. Между собой декабристы называли их «поучительными беседами». Многие испортили себе зрение — в комнаты практически не поступал солнечный свет. Писать на бумаге запрещалось. Вечерами в камерах устраивали музыкальные концерты: декабристы выписали себе музыкальные инструменты, у многих были неплохие голоса. Излюбленным развлечением стало разведение огорода. Особенно усердствовал Вильгельм Кюхельбекер — он целые дни проводил на грядке.

Даже в глуши близкие по духу, прекрасно образованные люди умудрялись жить интересно. «Если б мне теперь предложили вместо этой ссылки какое-нибудь блестящее в то время положение, то я бы предпочел эту ссылку», — писал декабрист Александр Беляев.

Видеться с женами разрешалось всего два раза в неделю. Женщины, чтобы последовать за супругами, были вынуждены оставить своих детей. На каждое их действие была своя директива. Доходило до смешного: Прасковья Анненкова (Жанетта Полина Гёбль), венчавшаяся с Иваном Анненковым уже в ссылке, подписала документ со следующим пунктом: «Не должна я никогда мужу моему присылать никаких хмельных напитков, как-то: водки, вина, пива, меду, кроме съестных припасов; да и сии доставлять ему чрез старшего караульного унтер-офицера, а не чрез людей моих, коим воспрещено личное свидание с мужем моим».Collapse )

ПОЧЕМУ РУССКИЕ АРИСТОКРАТЫ ГОВОРИЛИ НА ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ

Дворянские дети ещё в начале XIX века начинали говорить на французском раньше, чем на родном. А повзрослев, зачастую владели русским языком хуже, чем речью Мольера и Вольтера. Наши аристократы по-французски не только говорили, но и думали.

 

Лидер трендов

«Тело мое родился в России, это правда; однако дух мой принадлежал короне французской». Денис Фонвизин. «Бригадир» (1769 г.)

Разумеется, случаев, когда правящий класс говорил по-другому, нежели народные массы, в истории предостаточно: норманнские завоеватели в Англии, монголы в юаньском Китае. Однако то были именно пришельцы-захватчики, сознательно отгораживавшие себя от простонародья (в том числе и языковым барьером). В Российской империи, напротив, правящий класс по большей части был русским (к примеру, на 1812 год среди генералитета доля «природных русаков» составляла порядка 60-65%; а если брать офицерство, количество носителей иностранных фамилий и вовсе не превышало 10-12%). Тем удивительнее ситуация, при которой языком не только международного, но и бытового общения отечественной элиты совершенно сознательно и на многие десятилетия избирается Français.

Для того были, казалось, и вполне объективные причины. Золотой век русского дворянства, длившийся с XVIII столетия и до конца наполеоновских войн, совпал с эпохой расцвета Франции, ставшей гегемоном в Европе, а значит, и во всём мире. За политическим лидерством всегда следует идеологическое: лионские белошвейки — законодательницы мод, Дидро и Вольтер — властители умов, а блеск Версаля — недостижимый идеал для других монархов. Неудивительно, что галльские язык и массовая культура занимали в мире такое же место, как США и английский — сейчас. Так что представитель элиты любой страны волей-неволей вынужден овладеть инструментом мирового общения, чтобы не остаться на обочине жизни.Collapse )

РЕТРО-МУЗЫКА. ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ И ВСЕМ ИЗВЕСТНЫЙ РОМАНС "БЕЛЕЕТ ПАРУС ОДИНОКИЙ"

609467 (663x700, 364Kb)
Музыка Александра Варламова
Слова Михаила Лермонтова



Белеет парус одинокий
В тумане моря голубом!..
Что ищет он в стране далёкой?
Что кинул он в краю родном?..


Играют волны, ветер свищет,
И мачта гнётся и скрипит…
Увы! – он счастия не ищет
И не от счастия бежит!


Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой…
А он, мятежный, просит бури, -
Как будто в бурях есть покой!





Поет Сергей Лемешев

1848, музыка


У Лермонтова стихотворение озаглавлено "Парус", написано между первой половиной августа и 2 сентября 1832. Наиболее известная мелодия к нему принадлежит Александру Варламову. Collapse )