October 4th, 2016

ЭЛЬЗА ТРИОЛЕ, ФРАНЦУЗСКАЯ СЕСТРА ЛИЛИ БРИК

Эльза Триоле, французская сестра Лили Брик

 

Ты подняла меня, как камешек на пляже,
Бессмысленный предмет, к чему — никто не скажет.
Как водоросль на морском прибое,
Что, изломав, земле вернуло море,
Как за окном туман, что просит о приюте,
Как беспорядок в утренней каюте,
Объедки после пира в час рассвета,
С подножки пассажир, что без билета.
Ручей, что с поля зря увел плохой хозяин,
Как звери в свете фар, ударившем в глаза им,
Как сторожа ночные утром хмурым,
Как бесконечный сон в тяжелом мраке тюрем,
Смятенье птицы, бьющейся о стены,
След от кольца на пальце в день измены...


Эти строки написал французский поэт Луи Арагон своей жене Эльзе Триоле в 1956 году. К тому моменту Эльзе шестьдесят лет, из которых двадцать восемь лет она прожила вместе с «Арагошей», как она его называла, а все предыдущие годы можно без преувеличения назвать ее дорогой к Арагону — к тому, чтобы стать его спутницей жизни и музой. 

...Эля Каган, младшая дочка адвоката, специалиста по еврейским делам и авторским правам, родилась в 1896 году. Семья была интеллигентная; дома музицировали, обсуждали новые книги, посещали театры. Мать прекрасно играла на рояле. Дом гостеприимный, открытый. Девочки росли в нежной, тепличной атмосфере.

 

triole-1.jpg

Эля Каган


Старшая сестра Эли — Лиля была очаровательна, за ней ухаживали, ей поклонялись, ее как-то сразу заприметили мужчины. Все это происходило на глазах Эли, которая была еще девчонкой. И младшая тоже не осталась равнодушной к мужскому полу. 


17-летней гимназисткой Эля познакомилась с Владимиром Маяковским, у них завязался роман. Но когда Маяковский увидел старшую Лилю, которая к тому моменту уже была замужем за Осипом Бриком, он забыл обо всем.


Что испытывала в это время Эля? Вот что она писала в своей автобиографической повести «Земляничка»:

«Я очень повзрослела за это лето. Ушел мой шестнадцатый год — говорят, самый лучший. Смотрю я, у всех есть пара, только у меня ее нет. Я никому не нужна и даже в большой компании всегда бываю одна!!!»

На самом деле это не так. Ухажеров немало, но они не заинтересовывают девушку. Но в страшный 1918 год Эля знакомится с сотрудником французской миссии Андре Триоле. Аполитичный, богатый, элегантно одетый, любитель женщин и лошадей, он быстро понял, что комфортно жить в охваченной ненавистью и огнем стране не удастся. И здесь ему подворачивается молодая хорошенькая барышня. Он делает ей предложение — выйти за него замуж и уехать. Она отвечает согласием. Молодожены уехали из России, но не в Европу, а на далекий экзотический остров Таити, где некоторые старые люди еще помнили Поля Гогена.

Оттуда Эля — точнее, уже Эльза регулярно пишет в Россию и, в частности, одному из своих бывших ухажеров-отказников Виктору Шкловскому. Эти письма живо рисуют пейзажи, нравы и жизнь тропического острова. Одно из ее писем Шкловский показал Алексею Максимовичу Горькому. Тот отметил, что автор обладает литературным стилем и наблюдательностью. И посоветовал, чтобы Эльза написала книгу.

 

triole-2.jpg

Эльза Триоле после замужества. Париж, 1925 год


Ее первая книга-роман «На Таити» была издана в России в 20-х годах. Однако семейная жизнь не заладилась. Муж относится прохладно к молодой жене, не интересуется ничем, кроме скачек и лошадей. Он заводит романы налево и направо. И после года жизни с ним Эльза разрывает этот брак. Андре Триоле, сын богатых родителей, оказывается добрым человеком и отваливает бывшей жене приличную сумму, чтобы ей было некоторое время на что жить. Она перебирается в Лондон, под мамино крылышко — Елена Юрьевна Каган работала тогда в советской торговой фирме «Аркос». Потом Эльза оседает в Париже. 
 

triole-3.jpg

Портрет Эльзы Триоле работы Анри Матисса. Ноябрь 1946 г.


Париж 20-х годов был наводнен русскими. В кино, живописи, в литературе, балете мелькало множество русских имен. Выходцы из России вели богемный образ жизни, ютились в мансардах, без денег. Роль монпарнасских кафе в судьбе русской эмиграции огромна. Здесь встречались писатели, художники, поэты, обсуждали новости, ждали падения большевистского режима, работали. 

Эльза влилась в этот мир, но она не удовлетворена той жизнью, которую ведет. В «Незваных гостях» она пишет о «...несчастьи людей, которые живут не там, где они родились... не иметь корней... быть срезанным растением... это всегда заведомо подозрительно, как татуировка на теле человека, у которого неприятности с полицией».
Случайные любовные связи, которые, вероятно, были у нее, как у любой молодой женщины, не удовлетворяли ее честолюбия. Книжки ее, изданные в Москве, большого успеха не имели.Collapse )

ХОЖДЕНИЯ ПО МУКАМ МИХАИЛА БУЛГАКОВА

В жизни Михаила Булгакова было много испытаний. Он избежал лагерей и расстрела в 1930-е годы, преодолел сильную наркотическую зависимость, неустанно боролся за то, чтобы его произведения увидели свет, и часто оказывался бессилен. 

Хождения по мукам Михаила Булгакова

Жизнь Булгакова была сложной и порой невыносимой. Во время гражданской войны он заразился дифтерией. Не в силах терпеть боли Михаил Афанасьевич начал спасаться обезболивающим, которое вызывало сильнейшее привыкание. Дошло до того, что Булгаков перестал контролировать количество вводимого морфия и довел себя до наркотической зависимости. Он буквально сходил с ума, мучимый приступами гнева и депрессии.

В конечном итоге, взяв на себя смелость, супруга вместо «лекарства» начала впрыскивать Булгакову дистиллированную воду. С зависимостью удалось справиться, а желание продолжать медицинскую деятельность отпало.

ФОТО1.jpg 

Главным делом для Михаила Афанасьевича стало творчество — литература и театр. Он отчаянно мечтал стать известным и признанным, и какое-то время ему это удавалось: его пьесы активно ставились на московских сценах, а имя было у многих на устах. Однако продолжалось это недолго. Вскоре дом писателя «посетили» представители власти и изъяли рукопись повести «Собачье сердце» и дневник. Через некоторое время, в 1929 году, все постановки по его пьесам были сняты со сцены, а проза запрещена к печати как антисоветская. Для Булгакова это стало ударом. Он старался не принимать активного участия в антисоветской деятельности, в первую очередь потому, что он очень хорошо понимал бессмысленность этой борьбы.Collapse )

ВЕРА, НАДЕЖДА, ЛЮБОВЬ И СОФИЯ: САМЫЕ КРАСИВЫЕ РУССКИЕ ПОРТРЕТЫ

Ко дню «вселенских бабьих именин» — дню ангела Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, — которые празднуются 30 сентября, вспоминаем, насколько популярны были эти имена в Российской империи, и разглядываем самые красивые портреты их обладательниц.

На самом деле дочерей святой Софии (чье имя означает «премудрость») звали по-гречески: Пистис, Элпис и Агапе. Но когда славянские земли были обращены в христианство, священные тексты для новообращенных переводили с греческого на церковнославянский язык. Почему-то эти три женских имени тоже оказались переведенными — такой же чести удостоилось только мужское имя «Лев» (в оригинале «Леон»). 

Однако, хотя на страницах русских святцев эти три «говорящих» имени можно было встретить уже давно, в реальную жизнь они проникли достаточно поздно — в XVIII веке. Причем обратили на них внимание в первую очередь в аристократической среде.

 


Самая знаменитая Вера в русском искусстве — это девочка с персиками кисти Серова, юная Верушка Мамонтова. Поэтические образы мы находим в творчестве Ильи Репина, в семье которого так звали жену и дочь: он писал их неоднократно. Хороши красавицы Веры конца XIX — начала XX века: Бахрушина (жены основателя Театрального музея), написанная модным портретистом Константином Маковским; супруга художника Судейкина (которая бросит его радиИгоря Стравинского), а также знаменитая балерина Фокина, чей портрет кисти Зинаиды Серебряковой был в 2005 году продан на «Сотбис».


Интерес к трем понятным «русским» именам возник, когда закончилось «немецкое засилье». В 1742 году на престол взошла «дщерь Петрова» императрица Елизавета — патриотизм вошел в моду. Кроме того, «Вера, Надежда и Любовь» звучало очень наглядно. В допетровское время это, наоборот, отпугивало, но в эпоху, для которой аллегория была обычным придворным языком, оказалось очень уместным. Collapse )

ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ АМЕРИКАНЦЫ БОМБИЛИ СОВЕТСКИЕ ПОЗИЦИИ

Сегодня это дипломатически называется «огонь по своим» и признается ошибкой, однако в годы войны конфронтация США и СССР принесла немало жертв. Одной из самых значительных по потерям операцией стал «Бой над Нишем».

Это трагическая, нелепая, но показательная битва до сих пор малоизвестна. О ней вкратце и расскажем.  В ходе этой операции (7 ноября 1944 года) американские войска по ошибке атаковали советскую транспортную колонну, в результате чего, по данным заместителя начальника Генерального штаба Красной армии генерала Алексея Антонова погибли 34 солдата и офицера.

Эту бомбардировку, с учетом массовых бомбардировок союзников, можно было бы назвать случайностью, если бы не пару «но». Во-первых, американское командование знало, что около Ниша нет немецких войск, во-вторых, «огонь по своим» был осуществлен в день годовщины Октябрьской революции, когда все внизу было усеяно красными флагами.

В ответ советским ПВО удалось сбить один американский самолет. Два истребителя Як-3 и Як-9 поднялись навстречу «союзной» эскадрильи, за ними – еще шесть Як-9.

Командование, установив «национальность» противника, отдало приказ: «принять все меры к предотвращению столкновения в воздухе», однако после того как был сбит один из «Яков», советские истребители вступили в бой и в первой же атаке уничтожили два американских самолета.

Советские самолеты отвели американскую эскадрилью за горный хребет, но около 40 «Лайтнингов» возобновили атаку. Советские «Яки» снова отправились в сторону американских самолетов, произведя несколько предупредительных выстрелов из пушек и одну пулеметную очередь. Только тогда американская эскадрилья повернула на базу.

Американское командование назвало все произошедшее «досадным инсциденом». Только после слов полковника Эдвинсона «это русские, валим отсюда к черту!» эскадрилья ВВС США ушла от Ниша.

П.С. Не слишком ли много "ошибок" допускали и допускают сейчас доблестные американские воины? Не пора ли уже им напомнить и об этом факте?

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

СЕМЬ ГЛАВНЫХ "НЕВРОТИКОВ" РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Психиатры знают: нет людей абсолютно психически здоровых, есть недообследованные. Ярче всего можно проследить различные неврозы по людям искусства. Например, по писателям и поэтам.

Михаил Лермонтов

Михаил Юрьевич Лермонтов родился с целым букетом наследственных и приобретенных болезней: золотухой, рахитизмом, повышенной нервозностью. Его дед покончил жизнь самоубийством (отравился), а мать передала сыну необычайную нервозность.

Отец был вспыльчивым, жестоким самодуром, он кутил до одури, проигрывался в карты и отличался «легкомыслием в поведении».

Уже в раннем детстве Лермонтов демонстрировал шизофреничность своей натуры: жестокость удивительным образом сочеталась в нем с чрезвычайной добротой и обостренным чувством справедливости. Он испытывал страсть к разрушению, был крайне раздражителен, капризен, упрям. Мысль о самоубийстве посещала его с ранних лет.

Замкнутость, необщительность, а главное пренебрежение к людям отталкивало от него окружающих.

Шизоидная психопатия Лермонтова была настолько ярко выражена, что ее замечали не только специалисты. Еще одним фактором, который повлиял на замкнутость поэта, была его некрасивость, которая почти исчезла с возрастом, но оставила неизгладимый отпечаток в душе.

Лермонтов был крайне влюбчив, однако женщинам подобные типажи – злые и надменные – просто не могли нравиться. Это чрезвычайно оскорбляло самолюбие поэта. В итоге он был застрелен Николаем Мартыновым , которого он довел своими насмешками и клеветой практически до безумия.

Николай Гоголь

Автор «Мертвых душ» страдал шизофренией, которая обострялась периодическими приступами психоза. Николая Васильевича Гоголя мучили звуковые и визуальные галлюцинации. Он часто пребывал в состоянии апатии, порой не реагировал на внешние раздражители – во время работы он мог не заметить грозившую ему смертельную опасность.

Состояния заторможенности чередовались с крайней активностью и возбуждением. Нередко его преследовала клаустрофобия.

Особенно обострились психические расстройства Гоголя после смерти сестры близкого друга писателя Екатерины Хомяковой. Он начал отказываться от еды, постоянно ссылаясь на недомогание и слабость – врачи обнаружили у писателя не смертельную болезнь, а всего лишь кишечное расстройство. Февральской ночью 1852 года Гоголь сжег свои рукописи, сославшись потом на происки дьявола.Collapse )

РЕТРО-МУЗЫКА. СТАРИННЫЙ РОМАНС "МЫ ОБА ЛЖЕМ"

9eaf407f261e6a5778aeedba60aca461 (700x525, 506Kb)

Музыка Бориса Прозоровского
Слова Бориса Тимофеева


1. Как прежде, нежностью полны часы свиданий, 
И видимся с тобой мы каждый день, 
Но это лишь мираж былых воспоминаний, 
Любви угасшей медленная тень.

Припев:

Мы оба лжем, и оба это знаем, 
Какая странная и жуткая игра, 
Ведь мы давно так ясно понимаем, 
Что кончить прошлое пора!

2. И все же нас страшит угрюмый час разлуки, 
Так жутко вдруг навеки потерять 
Знакомый голос твой, и ласковые руки, 
И пепельных волос родную прядь.

Припев.

3. Пускай любовь прошла, промчалась без возврата, 
Пусть брошены измятые цветы, 
Но в мертвых лепестках так много аромата, 
Так много в них последней красоты. 

Припев. 




Поет Геннадий Каменный. Ещё один прекрасный исполнитель старинных романсов

Борис Алексеевич Прозоровский (1891, Санкт-Петербург - 1937, ГУЛАГ)

127921360_0_7dfda_a9397ae3_XL (582x640, 133Kb)

Борис Прозоровский написал свыше 60-ти замечательнейших романсов, среди них такие очень известные как «Прощай, мой табор», «Вернись, я все прощу», «Мы никогда друг друга не любили», «Плачет рояль», «Газовая косынка», «Караван», «Мы только знакомы», «Огни заката», «Левкои» и другие. Его романсы очень красивы, популярны и любимы . Он прожил короткую и трагическую жизнь Даже год рождения в разных источниках разный. Даже дата и место смерти тоже точно неизвестны. О его знакомстве с Тамарой Церетели я уже неоднократно писала. Collapse )