May 22nd, 2015

САМЫЕ ЯРКИЕ РОЛИ ЕЛИЗАВЕТЫ БОЯРСКОЙ

 

Всего каких-то десять лет назад в России был известен лишь один человек с фамилией Боярский, сегодня же любой поисковик в первую очередь предложит вам Елизавету, а уже потом согласится на Михаила. Как выбраться из тени знаменитого отца-актера? В скольких фильмах о войне нужно сняться, чтобы стать звездой? Что лучше, произносить с экрана глупости или не произнести с экрана ни слова за целый фильм? Обо всем этом в нашем совместном с порталом Film.ru экскурсе в фильмографию Елизаветы Боярской.

13 самых ярких ролей Елизаветы Боярской Боярская, кино, фильм

Медсестра Эрна, «Бункер»


Прежде чем появиться на большом экране, молодой актрисе пришлось немало потоптать пороги телесериалов, поэтому поклонники Лизы Боярской смогут увидеть знакомое лицо и в «Убойной силе», и в «Агенте национальной безопасности», и в «Кобре: Антитерроре». Вроде бы послужной список весьма заурядный. Однако дебютным полнометражным фильмом Елизавета сразу выбила страйк – небольшая, но яркая роль в драме Оливера Хиршбигеля «Бункер» о последних днях Второй мировой войны, последних часах жизни Гитлера, последних минутах существования рейха. Картина ни много ни мало была номинирована на «Оскар» в категории «лучший фильм на иностранном языке». Согласитесь, старт впечатляющий.

Медсестра Эрна, «Бункер» Боярская, кино, фильм

 

 

Танька, «Первый после бога»


Продолжение военной тематики последовало и в следующем полнометражном фильме с участием Боярской – драме «Первый после бога» Василия Чигинского. Главная женская роль потребовала от актрисы перевоплотиться в грезящую о бравом капитане-подводнике девушку, чудом выжившую в блокадном Ленинграде, а теперь черпающую жизнь большой ложкой. Критики не одобрили вольное обращение с историей создателей картины (слишком уж много аллюзий на реальных исторических персонажей оставили авторы), зато зрители оценили новое не примелькавшееся лицо Боярской – актриса получила приз «Прорыв года» на церемонии премии MTV Russia Movie Award.

Танька, «Первый после бога» Боярская, кино, фильм

 

 

Алена Волкова, «Парк советского периода»


Актерам, участвовавшим в весьма сомнительной постановке Юлия Гусмана «Парк советского периода», гордиться особенно нечем – кино получилось сильно отставшим от современности, патологически несмешным, а местами даже пошлым. Впрочем, для Елизаветы Боярской незамеченной работа на Гусмана не прошла – главная роль все-таки. Под завязку заполненная актерами уходящей эпохи лента должна была стать гимном прощания, лебединой песней страны, которая разбилась о рифы перестройки, но, увы, в силу многих причин обернулась нелепым водевилем, на участников которого временами больно смотреть. Но не на Елизавету, она как раз чудо как хороша.

Алена Волкова, «Парк советского периода» Боярская, кино, фильм

 

 

Надя, «Ирония судьбы. Продолжение»


Сиквел (он же в известной степени ремейк) «Иронии судьбы», главного новогоднего фильма страны, с самого начала выглядел авантюрой. Ну, казалось бы, о чем еще можно рассказать после того, как Москва с распростертыми объятиями приняла Женю и Надю. Оказывается, можно рассказывать и рассказывать. И про то, что герои советской картины расстались, и про то, что их дети когда-нибудь тоже могут встретиться, и что повторят ошибки родителей ради сиюминутного счастья и ощущения влюбленности. Боярской в картине Тимура Бекмамбетова досталась роль Надежды, дочери героини Барбары Брыльски и персонажа Юрия Яковлева. Смеяться над фантазией авторов или ворчать о попрании святого можно сколько угодно, но «Ирония судьбы 2» по-прежнему является самым посещаемым отечественным релизом в новейшей истории.

Надя, «Ирония судьбы. Продолжение» Боярская, кино, фильм

 

 

Анна Тимирева, «Адмирал»


Еще одно грандиозное кино, вошедшее в десятку самых кассовых отечественных картин последнего десятилетия, участие в котором приняла Елизавета Боярская, – кинороман «Адмирал», успешно прошедший как по кинотеатрам страны, так и по голубым экранам телевизоров. Кропотливая работа продюсеров Константина Эрнста и Анатолия Максимова, режиссера Андрея Кравчука и остальной съемочной группы вылилась в лучшее на то время повествование о любви и верности на фоне Первой мировой и Гражданской войны. Четыре года снималась картина о Колчаке, где Боярской выпало сыграть роль возлюбленной адмирала, – одно это вызывает огромное уважение.

Анна Тимирева, «Адмирал» Боярская, кино, фильм

 

 

Анна, «Не скажу»


Интересно, что один из самых богатых на награды, призы и звания фильмов с участием Елизаветы Боярской широкому зрителю практически неизвестен. А между тем драма «Не скажу» заслуживает вашего просмотра, если вы вдруг ранее не были зрителем ленты Игоря Копылова. «Не скажу» – это не только картина о любви и нелюбви, не только притча о расставании, не только погружение в почти потусторонний мир чувств, эмоций и эфирных стихий, это еще и прямой диалог со зрителем, подумать над этой лентой придется плотно и включиться в игру придется без остатка. Как сделали это Елизавета и Максим Матвеев – впервые эта пара оказалась вместе на большом экране, но их живые чувства друг к другу видны невооруженным глазом с первых кадров.

Анна, «Не скажу» Боярская, кино, фильм

 

 

Катя, «Человек с бульвара КапуцинОК»


Случаются порой в карьерах актеров или режиссеров такие работы, вспоминать о которых не хочется ни при каких обстоятельствах. «Человек с бульвара КапуцинОК» Аллы Суриковой – это именно то кино, которое все участники съемочного процесса стараются стереть из памяти и вымарать из резюме. Действительно, на фоне блистательного оригинального фильма с Андреем Мироновым в главной роли сиквел столь же непригляден, как рисунок пятилетнего ребенка на фоне полотен Репина. Однако же Елизавета Боярская, исполняющая в фильме роль перевоспитавшейся хулиганки, виновата в ужасающем качестве ленты меньше всего – она изо всех сил старается быть смешной, меняет парики и костюмы. Но что поделать, иногда корабль идет на дно, сколько веслами по воде ни колоти.

Катя, «Человек с бульвара КапуцинОК» Боярская, кино, фильм

 

 

Зоя, «Пять невест»


Собравший в своем фильме «Пять невест» главных красавиц и красавцев нового актерского поколения Карен Оганесян никак не мог обойтись без Елизаветы Боярской. Больше того, фактически Лиза получила главную женскую роль в картине о послевоенной кутерьме, в которой старший лейтенант Каверин в исполнении Данилы Козловского должен за сутки ни много ни мало жениться сразу на пяти девушках. Помочь ему в этой авантюре берется письмоносица Зоя, роль которой как раз и выпала Боярской. В ежедневной борьбе за величие мы стали забывать о том, что кино о войне и солдатах может быть комедийным, может быть веселым, может быть романтичным. «Пять невест» – одна из лучших современных картин о военных и разнице между миром и войной.

 Зоя, «Пять невест» Боярская, кино, фильм

 

Collapse )

ПЕВЕЦ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ВЕКА. ПЯТЬ ПРОНЗИТЕЛЬНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ БОРИСА ВАСИЛЬЕВА

 

В день рождения Бориса Васильева SMOL.AIF.RU рассказывает о пяти его великих повестях и романах - произведениях, в которых отражается главная трагедия XX века и то, что противостояло ей.
 
21 мая 1924 года в Смоленске, в семье кадрового офицера царской, а после - Красной армии и бывшей дворянки родился Борис Васильев. Здесь, в Смоленске, он провел детство, потом семья переехала в Воронеж. Но судьба забросила Васильева в Смоленск снова - в 1941 году, в самое тяжелое для страны, и, пожалуй, мира, время - в самый огонь Смоленского сражения.

Попав в армию, уволился из нее Васильев только после войны - в 1954 году, и причиной своего увольнения в рапорте назвал желание заниматься литературой. Однако война из жизни писателя никуда не делась. Борис Львович называл XX век чрезвычайным, и вся его жизнь оказалась связанной с главной трагедией этого столетия. Он писал пьесы, киносценарии, исторические романы и даже шутки для КВН, но весь мир знает его как автора одних из самых пронзительных произведений о Великой Отечественной. Рассказывая о войне - о смерти, о горе, он воспевал жизнь, любовь и веру в человека.

В день рождения писателя SMOL.AIF.RU вспоминает пять великих произведений Бориса Васильева.

"А зори здесь тихие..."

Повесть, написанная Борисом Васильевым в 1969 году и в том же году опубликованная в в журнале «Юность», стала одним из самых трогательных, драматичных и искренних произведений о Великой Отечественной войне. Потом у Васильева были «В списках не значился», «Завтра была война», но именно повесть о девушках-зенитчицах принесла писателю мировую известность и любовь читателей.

Уже через год повесть «А зори здесь тихие…» была перенесена на сцену театра на Таганке и стала одной из самых известных постановок 1970-х годов. В 1972 году книга была экранизирована Станиславом Ростоцким - эта адаптация до сих пор считается канонической, а сам фильм снискал славу культового.



Борис Васильев рассказывал, что повесть основана на реальном эпизоде, когда во время войны семеро солдат, после ранения служившие на одной из узловых станций железной дороги Петрозаводск-Мурманск, не дали немецкой диверсионной группе взорвать железную дорогу на этом участке. После боя в живых остался только сержант, командир группы советских бойцов, которому после войны вручили медаль «За боевые заслуги». «И я подумал: вот оно! Ситуация, когда человек сам, без всякого приказа, решает: не пущу! Им здесь нечего делать! Я начал работать с этим сюжетом, уже написал страниц семь. И вдруг понял, что ничего не выйдет. Это просто будет частный случай на войне. Ничего принципиально нового в этом сюжете не было. Работа встала. А потом вдруг придумалось — пусть у моего героя в подчинении будут не мужики, а молоденькие девчонки. И всё — повесть сразу выстроилась. Женщинам ведь труднее всего на войне. Их на фронте было 300 тысяч! А тогда никто о них не писал».

Через трагичные судьбы пяти девушек Васильев естественно и просто рассказывает о судьбе целого народа, советской женщины, ее драме и подвиге. К слову, одну из героинь, Соню Гурвич, Васильев списал с горячо любимой супруги Зори. Повесть перевели на десятки языков, десятки раз инсценировали и трижды экранизировали, удостоили Государственной премии.

"Не стреляйте  белых лебедей"

Роман «Не стреляйте белых лебедей», изданный в 1973 году, многие знают благодаря его экранизации 1980 года, снятой на «Мосфильме». Сценарий, к слову, Кириллу Рапопорту помогал писать сам Васильев. Это - первое крупное и известное произведение автора, посвященное мирной, казалось бы, жизни. Почему «казалось бы»? Потому что герою романа, несмотря на мирное время, приходится воевать - за жизнь прирученных лебедей, за себя и свое место в обществе.

Егора Полушкина (в кино его сыграл Станислав Любшин) односельчане зовут не иначе, как Егор Бедоносец. Это прозвище к нему применяет даже законная супруга. Егор не может приспособиться ни к одной работе - все, за что он ни берется, заканчивается или неприятностями, или недоразумением. После долгих поисков Полушкин, наконец, находит своё призвание — он устраивается работать егерем. Единственными друзьями Егора становятся белые лебеди, о которых он заботится с особой нежностью. Но однажды его счастье кончается: в лес приходят браконьеры, которые без труда убивают ручных птиц.



«Когда я вхожу в лес, я слышу Егорову жизнь, - писал Васильев. - В хлопотливом лепете осинников, в сосновых вздохах, в тяжелом взмахе еловых лап. И я ищу Егора. Я нахожу его в июньском краснолесье - неутомимого и неунывающего. Я встречаю его в осенней мокряди - серьезного и взъерошенного. Я жду его в морозной тишине - задумчивого и светлого. Я вижу его в весеннем цветении - терпеливого и нетерпеливого одновременно. И всегда поражаюсь, каким же он был разным - разным для людей и разным для себя. И разной была его жизнь - жизнь для себя и жизнь для людей. А может быть, все жизни разные? Разные для себя и разные для людей? Только всегда ли есть сумма в этих разностях? Представляясь или являясь разными, всегда ли мы едины в своем существе? Егор был единым, потому что всегда оставался самим собой. Он не умел и не пытался казаться иным - ни лучше, ни хуже. И поступал не по соображениям ума, не с прицелом, не для одобрения свыше, а так, как велела совесть».

"В списках не значился"

«Крепость не пала: она просто истекла кровью. Я — последняя ее капля», - эти слова героя повести «В списках не значился», опубликованной в 1974 году все в том же журнале «Юность», буквально врезались в память читателям - так писали рецензенты и критики.

Для своего нового произведения Васильев обратился к роковой ночи, отделившей мир от войны - ночи нападения немецкой армии на Брестскую крепость. Герой повести, 19-летний Николай Плужников прибывает в крепость 21 июня 1941 года - за несколько часов до начала войны. На рассвете начинается бой, который продлится девять месяцев.

Коля Плужников мог уйти в любой момент, его бы не посчитали дезертиром, за бегство с поля боя не последовало бы военного трибунала - он не значился ни в одном из списков. Прототипом героя стали неизвестные бойцы РККА, которые сражались в Брестской крепости.

«Крепость не пала. Крепость истекла кровью. Историки не любят легенд, но вам непременно расскажут о неизвестном защитнике, которого немцам удалось взять только на десятом месяце войны. На десятом, в апреле 1942 года. Почти год сражался этот человек. Год боев в неизвестности, без соседей слева и справа, без приказов и тылов, без смены и писем из дома. Время не донесло ни его имени, ни звания, но мы знаем, что это был русский солдат», - написалБорис Васильев в эпилоге повести. И добавил: «...не так уж важно, где лежат наши сыновья. Важно только то, за что они погибли».Collapse )