March 10th, 2015

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ... ЭЛИЗАБЕТ ШВАРЦКОПФ (ELISABETH SCHWARZKOPF)



Оперная певица



Среди вокалистов второй половины нашего столетия Элизабет Шварцкопф занимает место особое, сопоставимое разве что лишь с Марией Каллас. И сегодня для почитателей оперы имя ее по‑прежнему олицетворяет эталон оперного пения. Хотя история певческой культуры знает немало примеров того, как артистам с небогатыми вокальными данными удавалось достичь значительных художественных результатов, все же пример с Шварцкопф представляется поистине уникальным.




Элизабет Шварцкопф родилась в польском городке Ярочине, близ Познани, 9 декабря 1915 года. С ранних лет она увлекалась музыкой. В сельской школе, где преподавал отец, девочка участвовала в небольших постановках, происходивших неподалеку от другого польского города — Легницы. 



С Марией Каллас 

Стремление стать артисткой уже тогда, видимо, стало ее жизненной целью. Элизабет едет в Берлин и поступает в Высшую музыкальную школу, бывшую в то время самым солидным музыкальным учебным заведением в Германии.

Ее приняла в свой класс известная певица Лула Мыс‑Гмейнер. Она склонялась к тому мнению, что у ее ученицы меццо‑сопрано. Эта ошибка чуть не обернулась для нее утратой голоса. Занятия продвигались не очень успешно. Молодая певица чувствовала, что голос плохо повинуется. Она быстро утомлялась на уроках. Лишь через два года другие педагоги‑вокалисты установили, что у Шварцкопф не меццо‑сопрано, а колоратурное сопрано! Голос сразу зазвучал увереннее, ярче, свободнее.



В консерватории Элизабет не ограничивалась рамками курса, но занималась на фортепиано и альте, успевала петь в хоре,  участвовать в камерных ансамблях и даже пробовала свои способности в композиции.



В 1938 году Шварцкопф окончила берлинскую Высшую музыкальную школу. Через полгода Берлинской городской опере срочно понадобилась исполнительница маленькой роли цветочницы в «Парсифале» Вагнера. Роль предстояло разучить за сутки, но это не смутило Шварцкопф. Она сумела произвести благоприятное впечатление на публику и администрацию театра. Но, видимо, не больше: ее приняли в труппу, однако на протяжении следующих лет ей поручали почти исключительно эпизодические партии — за год работы в театре она спела около двадцати небольших ролей. Лишь изредка певице доводилось выходить на сцену в настоящих ролях.



Но однажды молодой певице повезло: в «Кавалере роз», где она пела Цербинетту, ее услышала и по достоинству оценила известная певица Мария Ивогюн, которая в прошлом сама блистала в этой партии. Эта встреча сыграла важную роль в биографии Шварцкопф. Чуткий художник Ивогюн увидела в Шварцкопф настоящее дарование и начала заниматься с ней.






После занятий с Ивогюн Шварцкопф начинает завоевывать все большую известность. Конец войны, казалось, должен был способствовать этому. Дирекция Венской оперы предложила ей контракт, и певица строила радужные планы.

Но внезапно врачи обнаружили у артистки туберкулез, который чуть не заставил ее навсегда забыть о сцене. Все же недуг удалось преодолеть.

В 1946 году певица дебютировала в Венской опере. Публика смогла по‑настоящему оценить Шварцкопф, которая довольно быстро стала одной из ведущих солисток Венской оперы. За короткий срок она исполнила партии Недды в «Паяцах» Р.Леонкавалло, Джильды в «Риголетто» Дж.Верди, Марцелины в «Фиделио» Бетховена.



Тогда же произошла счастливая встреча Элизабет с будущим мужем, известным импресарио Уолтером Легге.  Именно ему мы в значительной степени обязаны тем, что искусство многих великих дирижеров и певцов нашего времени остается с нами. «Кем я была бы без него? — говорила много позже Элизабет Шварцкопф. — Вероятней всего, хорошей солисткой Венской оперы…»

В конце 40‑х годов начали выходить в свет пластинки Шварцкопф. Одна из них попала как‑то к дирижеру Вильгельму Фуртвенглеру. Прославленный маэстро пришел в такой восторг, что тут же пригласил ее участвовать в исполнении «Немецкого реквиема» Брамса на Люцернском фестивале.

Этапным стал для певицы 1947 год. Шварцкопф выезжает на ответственные международные гастроли. Она выступает на Зальцбургском фестивале, а затем — на сцене лондонского театра «Ковент‑Гарден», в операх Моцарта «Свадьба Фигаро» и «Дон Жуан». Критики «туманного Альбиона» единодушно называют певицу «открытием» венской оперы. Так к Шварцкопф приходит международная известность.




 


С этого момента вся ее жизнь — непрерывная цепь триумфов. Спектакли и концерты в крупнейших городах Европы и Америки следуют друг за другом.

В 50‑е годы артистка надолго поселяется в Лондоне, где часто выступает на сцене театра «Ковент‑Гарден». В столице Англии Шварцкопф познакомилась с выдающимся русским композитором и пианистом Н.К. Метнером. Вместе с ним она записала на пластинку ряд романсов, неоднократно исполняла его сочинения в концертах.

В 1951 году вместе с Фуртвенглером она участвует в Байрейтском фестивале, в исполнении Девятой симфонии Бетховена и в «революционной» постановке «Золота Рейна», осуществленной Виландом Вагнером.  Театр «Ла Скала» предоставил ей честь исполнения партии Мелизанды в день пятидесятилетнего юбилея оперы Дебюсси «Пеллеас и Мелизанда».  В 1955 году из рук Тосканини она приняла приз «Золотой Орфей».

Эти годы — расцвет творческого таланта певицы. В 1953 году артистка дебютирует в США — вначале с концертной программой в Нью‑Йорке, позже — на оперной сцене Сан‑Франциско. Шварцкопф выступает в Чикаго и Лондоне, Вене и Зальцбурге, Брюсселе и Милане. На сцене миланского «Ла Скала» она впервые показывает одну из самых блестящих своих ролей — Маршальшу в «Кавалере роз» Р. Штрауса.

Она упоительно прекрасна, полна трепетной нежности и истинного очарования. Слушатели сразу же вспоминали ее графиню Альмавиву в «Свадьбе Фигаро». И хотя основная эмоциональная тональность образа Маршальши уже иная, моцартовский лиризм, грациозность, тонкое изящество оставались его основной чертой».

Легкий, изумительно красивого, серебристого тембра голос Шварцкопф обладал удивительной способностью перекрывать любую толщу оркестровых масс. Ее пение всегда оставалось выразительным и естественным, как бы ни сложна была вокальная фактура. Ее артистизм и чувство стиля были безупречны. А потому и репертуар артистки поражал разнообразием. Ей одинаково удавались столь несхожие партии, как Джильда, Мелизанда, Недда, Мими, Чио‑Чио‑Сан, Элеонора («Лоэнгрин»), Марселина («Фиделио»), но высшие ее достижения связаны с интерпретацией опер Моцарта и Рихарда Штрауса.




 


Есть партии, которые Шварцкопф сделала, что называется, «своими». Кроме Маршальши, это графиня Мадлен в опере Штрауса «Каприччио», Фьордилиджи в опере Моцарта «Все они таковы», Эльвира в «Дон Жуане», Графиня в «Свадьбе Фигаро». 


В этой связи показателен случай, о котором рассказал муж певицы Уолтер Легге. Шварцкопф всегда восхищалась мастерством Каллас. Услышав в 1953 году в Парме Каллас в «Травиате», Элизабет решила навсегда расстаться с ролью Виолетты. Она посчитала, что не сможет сыграть и спеть лучше эту партию. Каллас в свою очередь исключительно высоко ценила исполнительское мастерство Шварцкопф.

После одного из сеансов звукозаписи с участием Каллас Легге обратил внимание, что певица часто повторяет популярную фразу из вердиевской оперы. При этом у него складывалось впечатление, будто она мучительно ищет нужный вариант и никак не может найти.

Не выдержав, Каллас обратилась к Легге: «Когда сегодня будет Шварцкопф?» Тот ответил, что они условились встретиться в ресторане, чтобы пообедать. Не успела Шварцкопф появиться в зале, как Каллас со свойственной ей экспансивностью бросилась навстречу и стала напевать злополучную мелодию: «Послушайте, Элизабет, как это у вас получается здесь, в этом месте, такая замирающая фраза?» Шварцкопф поначалу растерялась: «Да, но не сейчас, после, — давайте сначала пообедаем». Каллас решительно настаивала на своем: «Нет, именно сейчас эта фраза не дает мне покоя!» Шварцкопф уступила — обед отставлен в сторону, и здесь же, в ресторане, начался необычный урок. На следующий день, в десять часов утра, в комнате Шварцкопф раздался телефонный звонок: на другом конце провода Каллас: «Благодарю вас, Элизабет. Вы так помогли мне вчера. Наконец‑то я нашла нужное мне diminuendo».



Шварцкопф всегда охотно соглашалась выступать в концертах, но не всегда успевала делать это. Ведь помимо оперы она участвовала еще и в постановках оперетт Иоганна Штрауса и Франца Легара, в исполнении вокально‑симфонических произведений. Но в 1971 году, оставив сцену, она всецело посвятила себя песне, романсу. Тут она отдавала предпочтение лирике Рихарда Штрауса, но не забывала и других немецких классиков — Моцарта и Бетховена, Шумана и Шуберта, Вагнера, Брамса, Вольфа…



В конце 70‑х годов, после смерти мужа, Шварцкопф оставила концертную деятельность, дав перед этим прощальные концерты в Нью‑Йорке, Гамбурге, Париже и Вене. Источник ее вдохновения угас, и в память о человеке, который подарил ее дар всему миру, она перестала петь. 

Артистка посвящает себя вокальной педагогике. В разных городах Европы она ведет семинары и курсы, на которые съезжаются молодые певцы со всего мира. «Преподавание — это продолжение пения. Я делаю то, что делала всю жизнь; трудилась над красотой, правдивостью звука, верностью стилю и выразительности».

Элизабет Шварцкопф ушла из жизни ночью со 2 на 3 августа 2006 года.

Текст подготовил Дмитрий Самин





9 декабря 1915 года – 3 августа 2006 года 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

СТРАСТИ ПО МАРИИ. КЕМ НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛА МАТЬ ЛЕНИНА?

 

 

Мария Александровна Ульянова.Мария Александровна Ульянова. © public domai
6 марта 1835 года родилась Мария Бланк-Ульянова, мать лидера социалистической революции в России Владимира Ленина.
 
Никого не жалко, никого…

 

В советский период отношение к образу Марии Александровны Ульяновой, матери Владимира Ильича Ленина, по понятным причинам было подчёркнуто почтительное. Мать вождя социалистической революции удостаивали только положительных эпитетов, поскольку женщина, родившая «самого человечного человека», просто не могла предстать в дурном свете.

 

С распадом Советского Союза, сопровождавшимся волной антикоммунистической истерии, поношению подвергся не только сам Ленин, но и все его ближайшие родственники.

Не пощадили и мать. Марии Ульяновой приписывались все смертные грехи: от сексуальной распущенности вплоть до воспитания из своих детей фанатиков-террористов для сведения личных счётов с царской семьёй.

Особенно распространённой в постсоветские годы стала версия о том, что мать вождя революции была близка с императором Александром III, и плодом этих отношений стал старший сын Марии Ульяновой — Александр.

Мария Александровна Ульянова. Репродукция фотографии из архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Фото: public domain

Фрейлина и император

Согласно этой версии, Мария Ульянова, в девичестве Мария Бланк, в молодости состояла фрейлиной при императорском дворе. На фрейлину обратил внимание будущий император, а на тот момент — великий князь Александр Александрович. Роман фрейлины и великого князя завершился рождением сына, которого мать назвала Александром в честь отца.

Великий князь планировал устроить будущее своей любовницы и незаконнорождённого сына, однако пылкая фрейлина завела новые отношения, в результате которых она снова забеременела и родила дочь Анну.

Поскольку великий князь к этому ребёнку отношения не имел, то решил избавиться от неверной любовницы, отправив её подальше от столицы. Для этого её срочно выдали замуж за некоего Илью Ульянова, который, по версии наиболее радикальных историков, являлся гомосексуалистом. Сосланная из Петербурга Мария Бланк-Ульянова продолжала вести достаточно свободный образ жизни, родив ещё четверых детей.

Обиженная на царя женщина раскрыла старшему сыну тайну его рождения, и повзрослевший Александр решил отомстить императору, так подло обошедшемуся с ним и матерью.

«Мы пойдём другим путём». Картина П. Белоусова с юным В. И. Лениным и М. А. Ульяновой после казни А. И. Ульянова. Фото:Commons.wikimedia.org

Попытка покушения, однако, не удалась, и Александр Ульянов был повешен. Казнь старшего брата подтолкнула на путь мщения и Владимира Ульянова

Более умеренные исследователи историю про гомосексуальные наклонности Ильи Ульянова и распутную жизнь его супруги в Симбирске не поддерживают, но настаивают — роман Марии Бланк и великого князя Александра Александровича был, и Александр Ульянов действительно был сыном будущего императора.

В качестве доказательства многие ссылаются на известную писательницу Мариэтту Шагинян, якобы нашедшую в 1970-х годах в архивах подтверждение этой истории, но получившую строгий запрет на публикацию данных фактов от советского руководства.Collapse )

АЛЕКСАНДР ГОРОДНИЦКИЙ:"ДА, МИР УСТРОЕН ПРАЗДНИЧНО И МУДРО"

 

Александр Городницкий.Александр Городницкий. © russianlook.com
Если бы Александр Городницкий был только бардом, уже одного этого оказалось бы достаточно, чтобы войти в историю отечественной культуры.
 

 

–  Проработав 17 лет в Ленинградском институте геологии и Арктики, где занимались поиском полезных ископаемых, вы решились переехать в Москву. Мне кажется, для коренного ленинградца это непростой шаг...

–  Причины для такого поворота судьбы были достаточно вескими. Но Ленинград навсегда остался моей Отчизной, бываю там часто, ежегодно даю обязательно хотя бы один большой концерт.

–  А чем вы стали заниматься в Институте океанологии?

–  Много лет руководил исследованиями магнитного поля океана, неоднократно погружался на дно океана в подводных аппаратах, изучая его строение и связь с историей Земли.

Занимался также изучением устройства внешней оболочки Земли – литосферы, ее геологической историей.

Фото: www.russianlook.com

–  Сегодня вас можно увидеть на экране и исполняющим свои песни, и комментирующим какие-то важные события в науке, политике, культуре, и ведущим научно-популярных программ. Что подвигло вас на создание этих телепередач?

–  Побудительным мотивом было то, что, как показала недавняя статистика, более половины россиян ничего не знают об отечественной науке. Поэтому несколько лет назад на канале «Культура» я начал вести авторскую программу «Атланты. В писках истины». Это был цикл из 42 научно-популярных фильмов.

Во время работы еще раз убедился в важности популяризации фундаментальной науки в наше сложное время. Не секрет, что она сейчас находится в бедственном положении, финансируется по остаточному принципу.

Успех этого проекта удивил и обрадовал. Передача дважды становилась финалистом национальной телевизионной премии «ТЭФИ». Я получил сотни писем от зрителей. Некоторые российские университеты и школы попросили достать фильмы для использования их в качестве учебных пособий. Многие ученые предложили интересные темы для новых фильмов. Однако телеканал от продолжения, к сожалению, отказался.

1980 год. Фото: www.russianlook.com

–  Знаю и люблю ваши песни с незапамятных времен. Поражает, насколько каждая ваша строчка буквально пронизана восторгом перед жизнью. А ведь работа ваша, судя по всему, была не из легких…

–  Именно потому, что десятки лет (17 лет на Крайнем Севере и 35 – в океане) приходилось жить в трудных условиях, любое событие, особенно радостное, воспринималось, как подарок судьбы. Но, возможно, это не закономерность, а просто свойство характера…

–  Несколько лет назад на одном из концертов вы порекомендовали слушателям познакомиться со стихами Анны Наль, вашей жены…

–  Да, она – поэт, автор двух книг стихов, переводчик славянских поэтов, член Союза писателей России.

Фото: www.russianlook.com

–  Знаю, что ей посвящена одна из самых светлых ваших песен – «Чистые пруды». А как происходит, что стихи становятся песнями?

–  Стихи – это стихи, песни – это песни. Стихи песнями не становятся. А песни пишутся отдельно, причем сразу ложатся на мотив. Единственное исключение – «Атланты».



 

–  В марте 2013 года вы отметили 80‑летний юбилей. Наверняка он стал каким-то внутренним рубежом, но внешне, мне кажется, ничего не изменилось: концерты, выступления по всей стране, зарубежные гастроли, ежедневный научный труд. Как удается все совмещать и все успевать?

–  Думаю, что отчасти тут многое зависит от наследственности, но в большей степени – от образа жизни и от отношения к ней. Многолетняя работа в экспедициях способствовала определенной закалке организма. Я чувствую себя нормально и хорошо, когда работаю, когда востребован.

Фото: www.russianlook.com

–  Трудно себе представить вас в свободное время бесцельно лежащим на песочке у моря. Скорее, на диванчике с книгой. Или бывает по-разному?

–  Бывает и на песочке. Но это – не бесцельное времяпрепровождение. Преимущественно – придумывание каких-то строчек. А вот с чтением книг как раз проблема. Лет 15 назад я входил в жюри «Рус­ского Букера». Пришлось за год прочитать большое количество очень разных книг, и это надолго отбило охоту к ранее столь любимому мною занятию. Хотя и продолжаю быть членом жюри литературных конкурсов «Писатель года» и «Поэт года».

–  Вас не задевает, когда люди либо просто не знают, либо приписывают другим авторство ваших песен? Даже «Атлантов», которыми вы традиционно заканчиваете концерты?

–  Нет, я отношусь к этому положительно. Более того: «Прошу другого у грядущих дней, иная мне нужна господня милость: чтобы одна из песен сохранилась, став безымянной, общей, не моей. Чтобы в лесной далекой стороне, у дымного костра или под крышей, ее бы пели, голос мой не слыша и ничего не зная обо мне».

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

АКТЕРСКАЯ БАЛЛАДА ЛАРИСЫ ГОЛУБКИНОЙ. К ЮБИЛЕЮ АКТРИСЫ

 

Лариса Голубкина.Лариса Голубкина. © russianlook.com
9 марта Ларисе Голубкиной исполнилось 75 лет.
 

Лариса Голубкина с детства была уверена — она актриса: ведь запевалой девочка была с детского сада, да так пела, что родители постоянно ставили её на стульчик перед гостями и говорили: «Ну-ка, Лариса, спой нам!»

Правда, потом папа будущей артистки сильно пожалел об этом. Он почему-то был убеждён, что актёрство — это несерьёзно и что его дочери такой выбор ну совершенно не подходит. Как-то раз, когда вся семья отдыхала в Сочи, рядом с Голубкиными проживали музыканты из Кондрашевского оркестра. Как же стеснялась Лариса, когда её папа, играя с ними в преферанс, грозно кричал: «Не смотрите на мою дочь!». До поры до времени все думали, что такой суровый запрет касался только мужчин-актёров, но оказалось, что это вовсе не так. С Ларисой в один из дней заговорила женщина-актриса. Папа и тут был непримирим. Он подошёл к дочери и заявил: «Лариса, не подходи больше к ней, это же актриса!».

Конечно, с такими запретами о легальном поступлении в театральный Лариса Голубкина могла и не мечтать, поэтому в 10-м классе она искусно делала вид, что собирается после школы подавать документы в один из естественно-научных вузов, даже ходила для прикрытия на дополнительные лекции по физике и химии. Но папа зря надеялся. Дочка всё равно свернула с пути истинного — тайком пошла и поступила в ГИТИС.

Лариса Голубкина в фильме «Гусарская баллада». Фото: www.russianlook.com

Мама Ларису, в отличие от папы, всегда поддерживала, правда, впадала в этой поддержке в другую крайность. Когда Ларису Голубкину, начинающую актрису, студентку 2-го курса, утвердили на главную роль в «Гусарской балладе», мама… сама водила дочь на съёмки.

Кстати, мало кто знает, но Лариса Голубкина могла бы стать знаменитой чуть раньше. До «Гусарской баллады» её приглашали на роль Наташи Ростовой в «Войне и мире». Но девушка, подумав, отказалась, посчитав, что совсем не подходит под этот образ. Но когда Эльдар Рязанов позвал её на пробы, отказать не смогла. Правда, Голубкиной пришлось пройти немалую конкуренцию. Вместе с молоденькой актрисой на эту роль пробовались и уже, можно сказать, мэтры: Алиса ФрейндлихСветлана Немоляева,Людмила Гурченко. Но победила всё-таки Голубкина. «Наверно, Рязанова привлёк мой юношеский задор», — говорила она.

Возможно, режиссёра привлекла возможность попробовать молодую, да раннюю актрису и в качестве каскадёра — ведь Ларисе Голубкиной на съёмках опасные трюки пришлось выполнять самой. Она и на лошади скакала, и сражалась, и в знаменитой сцене драки в доме сама прыгала с балкона. Правда, не все дубли вышли удачными. На одном из них она, приземлившись, подвернула ногу, боль в которой, как говорит Лариса Ивановна, навсегда осталась ей на память о «Гусарской балладе».

Лариса Голубкина в роли медсестры Зои в фильме Юрия Озерова «Битва за Берлин». Фото: РИА НовостиН. Никольский

После выхода на экраны «Гусарской баллады» к Ларисе Голубкиной пришёл небывалый успех — только за первые полгода картину Рязанова посмотрело 49 миллионов зрителей. Но, что удивительно, среди фанатов Голубкиной в основном были девушки. По словам актрисы, они бегали за ней толпами.

Во время учёбы в ГИТИСе Лариса Голубкина не только получила первую роль в кино, она впервые встретила мужчину своей жизни — Андрея Миронова. А познакомила их её подруга, актриса Наталья Фатеева, в которую, кстати, Андрей Миронов был безумно влюблён и очень страдал от невзаимности. Фатеева решила свести подругу и страдающего кавалера вместе. И угадала. Лариса очень приглянулась Миронову, но, когда он внезапно после шапочного знакомства предложил ей руку и сердце, она также внезапно отказалась. «Как же так, все хотят за меня замуж, а ты не хочешь?!» — только и смог выпалить Миронов. Но не сдался. Делал предложения вновь и вновь. Однажды Лариса решила над ним пошутить, сказала: «Андрей, ты понимаешь, я не могу стать твоей женой, потому что у меня уже есть двое детей!» «Откуда двое?» — удивился Миронов. «А это близнецы, я их родила от моряка дальнего плавания».

ПАСТА В ЧЕСТЬ МАЭСТРО. ЧУВСТВА ПРОХОДЯТ,МАКАРОНЫ ОСТАЮТСЯ

 

280 450
© iStock 
Многие считают Италию самой вегетарианской страной в Европе, несмотря на далеко не постное меню: достаточно вспомнить “Минестроне”, приготовленное из 21 ингредиента, включая семь видов мяса; “Карпаччо” - изобретение Джузеппе Киприане в честь страдавшей анемией графини Амалии Мочениго, с присутствием “красного” (вяленого) мяса; “Оссобуко”, что в переводе “косточка с дыркой” из телячьей рульки или “Антипасти” из сыра, салями и холодного мяса. Скорее всего, приписывание вегетарианства жителям этой страны чудес, романтики, любви и вдохновения является причина их особого пристрастия к макаронам (паста).

Паста значится на первом месте в итальянской кухне, а ее разнообразие (более 300 видов!) не умещается в воображении туристов.

Сами названия итальянских макарон чего стоят - не просто слова, а что-то особое, уже пробуждающее желание вкусить “неземное блаженство” - ангелотти, пенне, фетуччине, ротини, фузили, спагетии, тальятелли, равиоли, печутелле


Поражает в них все - вкус продукта, цвет, форма изделия, размер.

А сколько блюд из них создали творческие итальянские кулинары, наверное, не перепробуешь за всю свою жизнь. Упустить шанс насладиться таким незабываемым шедевром традиционной кухни Италии, как паста, нельзя. Мы все по своим природным чувствам (обоняние, вкус) малые и большие гурманы: только одни любят есть приготовленное, а другие предпочитают сами приготовить, угостить “ближних” и испытать двойное чувство удовольствия от вкуса своего творения и счастья доставить приятное людям.

Одним из таких прославленных на века кулинаров, придумавших рецепт пасты восхитительного вкуса, является великий композитор Джоаккино Россини. Уж он в макаронах знал толк. В одной легендарной истории из его жизни маэстро пришел покупать макароны к некому итальянцу, известному продажами самой что ни на есть неаполитанской пасты. Когда продавец протянул Россини пакет с ней, то вместо ожидаемой оплаты получил в ответ слова возмущения: "Мошенник! Ты думаешь, что я не отлечу генуэзскую пасту от неаполитанской?”. Лавочнику осталось лишь восхититься способностью композитора быть великим не только посредством своих музыкальных творений, но и в умении разбираться в макаронах. О потрясающих способностях Россини восхитительно приготовить пасту писали газеты того времени: "Вряд ли какой-нибудь повар в Париже или даже в Неаполе сумеет так приготовить макароны, как Россини...". Да и сам он лично рассказывал, что пришлось в своей жизни дважды проливать слезы - над неземными способностями Паганини играть на скрипке и случайно перевернутыми на пол макаронами собственного приготовления. Когда вы повторите создание пасты Россини, то поймете, почему он плакал над упущенной тарелкой с блюдом: не дай Бог и вам такое испытать!

630 300
© iStock 


Самое приятное, что кулинарные шедевры мэтра дошли до наших дней, и мы можем собственноручно приготовить вкуснейшую пасту знаменитого маэстро и угостить любимых и друзей. Но прежде хочется еще раз вспомнить о макаронах, так как некоторые девушки отказываются от них, якобы в пользу фигуры, а некоторые другие личности считают их неизысканным блюдом. Наверное, видение макарон в таком невыгодном ракурсе скорее связано с опытом из прошлого, когда в столовых и других общепитовских местах на тарелках можно было увидеть их в холодном, расплывшемся, бледном виде. Создавалось впечатления, что эти изделия из муки специально мучили, мучили, и вымучили до ужасного состояния, всем своим видом говорящего: “Не ешь меня больше никогда в своей жизни”. Бр-р-р-р - эти переваренные макароны!Collapse )