May 6th, 2014

КОШАЧЬИ ШАЛОСТИ ИЛИ ПОМОЩЬ ПО ДОМУ?

 

Если вы являетесь обладателем кота, то наверняка уже не раз сталкивались с их маленькими шалостями. 
Испорченная мебель, вещи и съеденные цветы являются лишь небольшой частью их повседневной жизни. 
Однако они не такие уж и плохие. Просто мы их не понимаем.
О, привет!
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.

Я все делаю правильно

Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Вам нужно успокоиться
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Это не то, что вы думаете!
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Это искусство
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Не согласны? Вы просто ничего не понимаете в искусстве
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Просто воспринимайте это как кулинарный кошачий экспрессионизм
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Это похоже на импрессионизм
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Это кубизм. Очевидно же.
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Ты так мило смотришься
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Я просто хочу быть ближе
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Я просто решил починить ящик
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Я сделал оригами
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Потому что я художник, я так вижу
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Я починил диван!
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
И цветы полил
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Ботинок помыл тоже я
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Осталось только лампочку поменять
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
О, кошки. Они не такие плохие, на самом деле, и все красавцы, без вариантов.
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.
Просто их никто не понимает
Кошачьи шалости или помощь по дому? Кто знает, что они хотели на самом деле.

 

Взято здесь:

http://pitomzy.com/

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ...

Автор - Лулу_Прада. Это цитата этого сообщения
По ком звонит колокол...



!ГБ20 (440x350, 76Kb)Не висели портреты Эрнеста Хемингуэя ни в Америке, ни в Германии, но его портреты и книги были почти в каждой квартире СССР.
Потому что он ненавидел фашизм и считал, что война против фашизма – это была святая война.

Ему очень многие в Америке не могли простить его участие в испанской войне, где он поддерживал республиканцев, Гражданская война в Испании была для Хемингуэя "его войной".
Роман "По ком звонит колокол" Хемингуэй писал в перерывах между схватками, и это была главная и определяющая черта романа – непримиримая и действенная ненависть к фашизму.

"Бандитом" — он называл фашизм.

Collapse )

10 ЗАПОВЕДЕЙ ЯНОША КОРЧАКА ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

 

Януш Корчак — выдающийся польский педагог, писатель, врач и общественный деятель, который отказался спасти свою жизнь трижды.

В первый раз это произошло, когда Януш принял решение не эмигрировать в Израиль перед оккупацией Польши, чтобы не оставлять «Дом сирот» на произвол судьбы накануне страшных событий.

Во второй раз — когда отказался бежать из варшавского гетто.

А в третий — когда все обитатели «Дома сирот» уже поднялись в вагон поезда, отправлявшегося в лагерь, к Корчаку подошел офицер СС и спросил:
— Это вы написали «Короля Матиуша»? Я читал эту книгу в детстве. Хорошая книга. Вы можете быть свободны.
— А дети?
— Дети поедут. Но вы можете покинуть вагон.
— Ошибаетесь. Не могу. Не все люди — мерзавцы.

Никого из очевидцев этого разговора не осталось в живых. Как не осталось свидетелей и тому, что Корчак по дороге в Треблинку рассказывал детям сказки, чтобы отвлечь их от тяжелых мыслей.

Но эти эпизоды настолько характерны для личности «старого доктора», настолько соответствуют стилю всей его педагогической и человеческой жизни, что не вызывает сомнений — это было именно так. Януш Корчак — педагог, который отказался покинуть своих детей на пороге газовой камеры. Не покинул и погиб в немецком концентрационном лагере Треблинка вместе со своими воспитанниками — детьми из варшавского «Дома сирот», хотя мог бы спастись.Collapse )

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ. ЮЛИЯ ДРУНИНА



Поэтесса
Лауреат Государственной премии РСФСР имени М.Горького (1975, за книгу стихов «Не бывает любви несчастливой»)
Кавалер ордена Отечественной войны 1 степени (1985)
Кавалер ордена Трудового Красного Знамени
Кавалер ордена Красной Звезды
Кавалер ордена «Знак Почёта»
Награждена медалью «За отвагу»
Награждена медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
Награждена Серебряной медалью имени А.А.Фадеева (1973)




Я только раз видала рукопашный,
Раз — наяву и тысячу — во сне.
Кто говорит,
что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.


Именно эти строки принесли ей самую большую известность.

 


Юлия Друнина родилась 10 мая 1924 года в семье учителя истории Владимира Друнина и его жены Матильды. 

Школьницей она посещала литературную студию и много читала. Писала стихи. В конце 1930-х годов Друнина стала победительницей в конкурсе на лучшее стихотворение. Его опубликовали в «Учительской газете» и передали по радио. Переломным событием в жизни Юлии стал 1941 год – в это время она окончила школу и началась Великая Отечественная война. 

Юлия в семнадцатилетнем возрасте работала на строительстве оборонительных сооружений в народном ополчении под Можайском, а позже записалась в добровольную санитарную дружину при РОККе (Районное общество Красного Креста). Позже она стала санитаркой в глазном госпитале, а потом вопреки воле родителей стала санинструктором в пехотном полку.

 

Выйдя с остатками армии из окружения, Юля вернулась в Москву, а ее семья перебралась подальше от фронта – в Сибирь, но Юля вернулась на фронт и попала на передовую в пехоту. «Подстриженная под мальчишку, была похожа я на всех», – вспоминала она много позже. А ее стихи, написанные позже о войне, были внешне просты и сдержаны, но за каждым словом открывалась бездна чувств. 

Целовались.
Плакали
И пели.
Шли в штыки.
И прямо на бегу
Девочка в заштопанной шинели
Разбросала руки на снегу…
 

После тяжелого ранения в 1943 году, когда осколок прошел в двух миллиметрах от сонной артерии, Юлия вновь вернулась на фронт. Она стала курсантом Школы младших авиаспециалистов (ШМАС), после окончания которой получила направление в штурмовой полк на Дальнем Востоке. Получив сообщение о смерти отца, она поехала на похороны по увольнению, но оттуда не вернулась в свой полк, а поехала в Москву, где в Главном управлении ВВС, получила справку, что отстала от поезда, и поехала на западный фронт. В Гомеле Юлия Друнина получила направление в 218-ю стрелковую дивизию. 

За участие в военных действиях она была награждена медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды – это было справедливое признание ее заслуг.

 

Она снова была ранена.

Позже она вернулась в самоходный артполк, получила звание «старшина медслужбы», воевала в Белорусском Полесье, а затем в Прибалтике. Она была контужена, и 21 ноября 1944 года признана негодной к несению военной службы.

Пока Советская Армия продолжала освобождать от фашистов города, Юлия в 1944 году в декабре снова пришла в Литературный институт, и в середине учебного года стала посещать лекции. 

В Литинституте Юлия познакомилась со своим будущим мужем Николаем Старшиновым.

Возвратившись с фронта в сорок пятом,
Я стеснялась стоптанных сапог
И своей шинели перемятой,
Пропыленной пылью всех дорог.
 

Из воспоминаний Николая Старшинова: «Мы встретились в конце 1944 года в Литературном институте имени А.М.Горького. После лекций я пошел ее провожать. Она, только что демобилизованный батальонный санинструктор, ходила в солдатских кирзовых сапогах, в поношенной гимнастерке и шинели. Ничего другого у нее не было. Мы были студентами второго курса, когда у нас родилась дочь Лена. Ютились в маленькой комнатке, в общей квартире, жили сверхбедно, впроголодь. 

В начале 1945 года в журнале «Знамя» была напечатана подборка стихов Юлии Друниной, в 1948 году — сборник стихов «В солдатской шинели». В марте 1947 года Друнина приняла участие в 1-м Всесоюзном совещании молодых писателей, была принята в Союз писателей, что поддержало её материально и дало возможность продолжать свою творческую деятельность. Институт Юлия Друнина закончила только в 1952 году, пропустив несколько лет из-за рождения дочери Елены. Стихов в тот период она не писала. 

На протяжении всего времени ее творчества Друнину относили к военному поколению. Но при всем обаянии и красоте (Юлию Друнину сравнивали с Любовью Орловой), у нее был бескомпромиссный и жесткий характер. 

Я порою себя ощущаю связной
Между теми, кто жив
И кто отнят войной…
 

В 1955 году вышел сборник «Разговор с сердцем», в 1958 году — «Ветер с фронта», в 1960 году — «Современники», и в этом же году распался ее брак с Николаем Старшиновым. В 1963 году вышел новый сборник ее стихов «Тревога». В 1967 году она побывала в Германии, в Западном Берлине. Во время поездки по ФРГ её спросили: «Как Вы сумели сохранить нежность и женственность после участия в такой жестокой войне?». Она ответила: «Для нас весь смысл войны с фашизмом именно в защите этой женственности, спокойного материнства, благополучия детей, мира для нового человека».

 

В 1970-е годы вышли новые сборники ее стихов: «В двух измерениях», «Я родом из детства», «Окопная звезда», «Не бывает любви несчастливой» и другие. В 1980 году — «Бабье лето», в 1983 году — «Солнце — на лето». Среди немногих прозаических произведений Друниной — повесть «Алиска» в 1973 году, автобиографическая повесть «С тех вершин…» в 1979 году и публицистика.

Теперь не умирают от любви.
Насмешливая, трезвая эпоха...
Лишь падает гемоглобин в крови,
Лишь без причины человеку плохо...

Теперь не умирают от любви
Лишь сердце что-то барахлит ночами,
Но неотложку, мама, не зови,
Врачи пожмут беспомощно плечами:
Теперь не умирают от любви.
 

На стихи Юлии Друниной Александра Пахмутова написала песни «Походная кавалерийская» и «Ты — рядом». 

Ее вторым мужем стал кинорежиссёр, сценарист, актёр и телеведущий Алексей Яковлевич Каплер. 

Они познакомились на сценарных курсах при Союзе кинематографистов в 1954 году — Друниной было 30 лет, а Каплеру - 50. А в 1960 году она рассталась с Николаем Старшиновым, прожив в браке пятнадцать лет. Они расстались, сумев, несмотря ни на что, остаться друзьями». Collapse )

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ. ВАЛЕНТИНА УШАКОВА

 


Она родилась в многодетной семье. Папа – Алексей Иванович – был инженер-художник в текстильной промышленности. Мама – Евдокия Яковлевна – воспитывала детей. Все дети получили хорошее образование.

Валентина Ушакова

 

 

Валентина Ушакова

 

 

Валентина была самой младшей в семье. Она родилась 9 марта 1925 года. В 1941 Валентина окончила 9 классов. Затем экстерном за один год – старшие классы. Осенью 1941 года вместе со школьной бригадой выкапывала картошку, рыла окопы и дежурила на крыше школы под Волоколамском. В это время немцы уже подошли к Москве, были слышны взрывы с передовой. В 1942 работала лаборанткой в ВИАМе (всесоюзном институте авиационных материалов).

В 1943 году под влиянием старшей сестры поступила на биологический факультет МГУ. Валентина училась хорошо, поэтому поступила легко, но учить органическую химию было неинтересно и трудно (ведь химию она прошла экстерном). Очень переживала, когда видела заспиртованные части животных, препарированных лягушек. В это трудное для страны время студенты не только учились, но и помогали фронту: работали на лесозаготовках.

В свободное время Валентина ходила в студенческий театра МГУ.

Однажды, после зимней сессии студентки биофака пошли в кинотеатр «Восток-Кино» возле гостиницы «Москва». Они смотрели фильм «Серенада солнечной долины». Перед сеансом на экране было показано объявление о зимнем наборе на обучение во ВГИК. Курс набирал народный артист СССР Василий Васильевич Ванин.

Валентина Ушакова

5 студенток пошли на экзамены во ВГИК. Экзамен состоял из нескольких этапов, всем будущим актерам делали кинопробы: поворот головы и улыбка в кадре. Из всех подруг прошла только Валентина. Окончательное решение принимала комиссия, в составе которой были Тамара Макарова, Сергей Герасимов, Александр Довженко, Юлий Райзман и др.

И вот началась учеба. На курсе учились Лев Фричинский, Зоя Исаева, Юрий Чекулаев, Игорь Безяев, Тамара Мирошниченко и др. Василий Васильевич Ванин был очень заботливым преподавателем. Он, как родной отец, опекал своих учеников, после экзаменов водил в ресторан «Арагви». Его очень любили все студенты.

Во время учебы молодые студентки, будущие актрисы подрабатывали в Доме мод на Кузнецком мосту (демонстрировали меха и другие изделия).

Валентина Ушакова

В 1946 году Валентина Ушакова попала в автомобильную аварию. Два месяца она лежала в больнице. Учеба отошла на второй план. Надо было выздороветь и не остаться инвалидом. Но главное – врачи сказали, что рожать детей очень опасно.

После больницы профком института выделил студентке Ушаковой путевку на турбазу Аше под Сочи. Болезнь была побеждена!

В 1949 году Валентина с отличием окончила ВГИК. Диплом подписывал сам А.Довженко. В том же году Валентина стала актрисой Театра-студии киноактера.

Ее первая роль в кино — Надежда Пургольд в фильме «Мусоргский» (1950). Затем были — Валентина Черных в «Покорителях вершин» (1952), Людмила в «Зеленых огнях» (1955).  Партнерами Ушаковой в фильмах были самые красивые, талантливые и любимые актеры –Марк Бернес, Аркадий Толбузин, Андрей Попов и другие.Collapse )

ОДИННАДЦАТЫЙ СТАЛИНСКИЙ УДАР

 

Писатель Александр Проханов — о нашем новом Дне Победы

Одиннадцатый сталинский удар

Александр Проханов. Фото из личного архива

Победа — огненная, святая, божественная.

Четыре года к ней через кровь, пожары, усеянные костями поля рвались советские батальоны и полки, бесстрашные дивизии и разгневанные армии, могучие и несгибаемые фронты. Танкисты, сгорая в Т-34, продолжали стрелять по «Пантерам» и «Тиграм». Лётчики, охваченные пламенем, пикировали на немецкие колонны и поезда. Артиллеристы рвали на части вермахт. Партизаны, умирая под пытками, плевали в лицо палачам.

Десять сталинских ударов, десять красных клиньев вбивала моя Родина в косматое тулово фашизма. В подвале имперской канцелярии гвардейцы нашли черное яйцо, разбили скорлупу, сломали иглу, в которой таилась смерть Гитлера. Фашизм сдох, как издыхает двенадцатиглавый змей, у которого красный меч отсек все двенадцать голов. В сорок пятом году свершилась победа света над тьмой, любви над ненавистью, рая над адом.

Когда еще не осела земля на могилах тридцати миллионов погибших героев, когда еще дымились угли сожженных деревень и селений, Сталин дал приказ сажать сады. И эти райские сады зацвели от моря до моря. Среди этих цветущих садов мы восстановили наши разоренные города. Построили божественный Минск, восхитительный Киев, лучезарный Севастополь. Из этих садов мы взлетели в космос. И нам казалось, что их цветение будет бесконечным.

Но тихие черви изъели наши сады. Коварные грызуны источили наши яблони и груши. Ненавидящие нас враги убили советскую страну. Отняли у нее территорию, армию. Разорили великие заводы. Сломали волю победоносного народа. Они посягнули и на победу, которая была для нас высшей святыней.

Но червям не удалось источить святыню. Зубы грызунов ломались о священный образ. Мы пронесли победу через кошмарные девяностые годы. И на этой иконе вновь стал распускаться алый бутон, раскрылся дивный алый цветок.

Мы вдыхали его аромат, пили его волшебные соки. Вновь поднимались из немощи и печали. Строили свое государство. Возводили заводы. Крепили армию. Возвращали волю упавшим духом. Окрыляли верой неверящих. Победа оставалась с нами, и мы ни разу не опустили ее красное знамя.

И как дар за наши терпение и стоицизм, за наши труды и веру Господь послал нам Крым. Русские люди, рассеченные когда-то врагами, вновь слились в победных объятиях.

Но черная сперма фашизма пролилась на Киев — матерь городов русских. В золотой апсиде Софии Киевской, среди святынь и храмов стал взрастать уродливый эмбрион с волосатым лицом и черными рожками, как изображают дьявола на церковной фреске. Фашизм, как гнилое ядовитое тесто, переполнил киевскую квашню и стал расползаться по всей Украине. Его танки утюжат улицы Краматорска.

Его бэтээры поливают огнем Славянск. Его вертолеты пикируют на окрестности Донецка. Его жрецы устроили ритуальную казнь в Одессе: сорок русских мучеников сгорели заживо под улюлюканье и хохот палачей. Это был фашистский молебен аду, поминовение Гиммлера, хвала Адольфу Гитлеру. После одесского крематория Обама и Меркель пахнут жареной человечиной. Тимошенко, эта злобная калека, свила себе косу из волос узников Освенцима. 

Мы празднуем свою священную победу сорок пятого года, слыша залпы фашистских танков на юго-востоке Украины, где истерзанные тела ополченцев, разбитые головы русских. Новый бой с фашизмом неизбежен.

Неизбежен одиннадцатый сталинский удар.

Пусть президент Путин примет военный парад и отдаст приказ проходящим полкам и боевым машинам прямо с Красной площади, мимо храма Василия Блаженного отправиться в Донецк, где раненый ополченец слабеющей рукой бросает бутылку с зажигательной смесью в фашистский бандеровский танк.



Читайте далее: http://izvestia.ru/news/570303#ixzz30v5vmsVe

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

РОДИТЕЛИ. ФОТО НА ПАМЯТЬ. ЧАСТЬ 17

 

Савелий Крамаров с дочерью Басей.

Леня Рошаль с папой Михаилом Филипповичем, 1944 год.



Валера Леонтьев с папой Яковом Степановичем и мамой Екатериной Ивановной.



Миша Горбачев с дедом Пантелеем и бабушкой Василисой. Конец 1930-х.




Саша Пороховщиков с мамой Галиной Александровной, 1939 год.



Ия Саввина с папой Сергеем Гавриловичем. После Победы.


Юрий Кузьменков с сыном Степаном.

Ролан Быков с мамой Ольгой Матвеевной, середина 1930-х.


Нина Гребешкова с дочерью Оксаной.


Всеволод Санаев с внуком Пашей.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

ТАТЬЯНА САМОЙЛОВА: "У НАС С ЛАНОВЫМ ДОЛЖНА БЫЛА РОДИТЬСЯ ДВОЙНЯ"

Автор - Bo4kaMeda. Это цитата этого сообщения
Татьяна Самойлова:«У нас с Лановым должна была родиться двойня»

история



Я училась на втором курсе в Щукинском училище, когда меня пригласили сниматься в Одессу — в фильме «Мексиканец». Там же недалеко снималась картина «300 лет тому...», где играл Вася Лановой. Он к тому времени стал уже известным актером, звездой фильма «Аттестат зрелости». А я только начинала и смотрела на Васю с восхищением — какой красавец и какой актер!
Collapse )