lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

Categories:

ЕЛЕНА ЯКОВЛЕВА: "КИНО ДОЛЖНО НЕ ТОЛЬКО РАЗВЛЕКАТЬ, НО И ОТРЕЗВЛЯТЬ"

На днях завершился показ очередного сезона сериала «Склифосовский», где одну из главных женских ролей cыграла Елена Яковлева. И тут же стартовал новый сериал с участием актрисы — детектив «Женщины на грани».

Лауреат премии в номинации «Лучшая женская роль второго плана» Елена Яковлева на 15-й церемонии вручения Национальной премии в области кинематографии и телевидения за 2016 год «Золотой Орел».
Лауреат премии в номинации «Лучшая женская роль второго плана» Елена Яковлева на 15-й церемонии вручения Национальной премии в области кинематографии и телевидения за 2016 год «Золотой Орел». © /Екатерина Чеснокова / www.globallookpress.com
 

Красота кишок

Сергей Грачёв, «АиФ»: Елена, вы получили премию «Золотой орёл» в номинации «Лучшая актриса второго плана» за роль в комедии «Самый лучший день», с чем вас позвольте поздравить!

Елена Яковлева: Спасибо! Но это очень смешно! Я, когда узнала о номинации, сначала даже подумала, что это шутка. Но до 1 апреля вроде бы ещё далеко. (Смеётся.)

— Я к тому веду, что вы одна из самых узнаваемых актрис нашего кино, что неоднократно подтверждают всевозможные опросы. Вас такая узнаваемость не тяготит? Знаю, что многие актёры, особенно молодые, крайне раздражаются, когда их узнают на улице, в магазине...

— Да, я тоже знаю многих актёров, которых очень раздражает, когда их узнают на улице. А я, наверное, уже просто привыкла и не заморачиваюсь по этому поводу. Ну, если незнакомый человек улыбается тебе и говорит «здрасте», от меня не убудет улыбнуться в ответ и поздороваться.

— Так сейчас все ещё и на телефоны сфотографироваться норовят!

— Ну и что? Хочется человеку фото со мной на память — пожалуйста! Дело в том, что мне в своё время повезло с учителями. Когда я только начинала актёрскую карьеру, мне очень много правильных, хороших вещей объяснили действительно великие артисты. Например, Иннокентий Михайлович Смоктуновский. Он никогда и никому не отказывал в фотографиях, автографах, улыбке. Причём, давая автограф кому бы то ни было, он всегда спрашивал имя человека, всегда старался написать что-то индивидуальное. Он много времени уделял таким, казалось бы, необязательным вещам. При этом вы понимаете — узнаваемость у него была просто колоссальная!

Смоктуновский объяснял мне и другим молодым актёрам: «Всё, что ты делаешь, — это ради зрителя. И как ты можешь, какое имеешь право на просьбу дать автограф сказать: “Извините, мне некогда” и пробежать мимо?» Наверное, отчасти он прав. А если тебя такая узнаваемость раздражает, то задумайся: зачем ты вообще тогда пошёл в эту профессию? Слава тебя тяготит? Тогда сиди дома за закрытыми шторами и не попадайся никому на глаза.



— Елена, сериалы о полицейских и врачах неизменно пользуются успехом у зрителей. Как бы вы объяснили популярность историй о людях этих профессий?

— Я никогда не задумывалась об этом. Когда читаю сценарий, мне важнее, насколько интересный характер предлагают. Если таких героинь я ещё не играла, с удовольствием откликаюсь. Когда мне в том же «Склифосовском» предложили сыграть вредную, не очень профессиональную заведующую отделением хирургии, я согласилась, не посмотрев при этом ни одной серии из предыдущих сезонов. Единственное, чего не учла, — так это труднопроизносимые медицин­ские термины. Хочется сказать их легко, профессионально, а у тебя язык не поворачивается при команде «Мотор!». На этом заклинивало всех и постоянно.

— Некоторые в жизни настолько боятся крови, что чуть ли не в обморок падают. А у вас как?

— В кино, понятно, кровь заменяется весьма натуралистичной краской, иногда с привкусом малины, клубники или чего-то ещё. Но и в жизни страха крови у меня нет. (Задумывается.) Не знаю, можно ли такое рассказывать, но не удержусь... Как-то у меня случилась неприятная ситуация, и я довольно надолго загремела в больницу. В какой-то момент мне стало нестерпимо скучно, и я спросила у главврача больницы, можно ли мне по­присутствовать на операциях. На меня посмотрели с некоторым недоумением, но разрешили. В итоге я побывала на трёх операциях, и плохо мне не стало, хотя рядом со мной находилась медсестра с нашатырём.

Елена Яковлева в сериале «Склифосовский»
Елена Яковлева в сериале «Склифосовский»

— Впечатления были сильные?

— Меня глубоко поразила полостная операция на животе. Хирурги так всё замечательно разрезали, что крови практически не было. Это мы в кино в таких сценах всё кровью заливаем. Когда я увидела, как у нас внутри всё божественно устроено, была потрясена. Там реально каждая кишка отдель­ного цвета, и уложены они до такой степени красиво, как будто это какое-то космическое произведение! Но, по­скольку живот у пациента был гнойный, врачи всю эту красоту вытащили наружу, промыли и положили всё обратно. Вот тут-то я была в ужасе. Думала, они все кишочки уложат, как было. Но это, оказывается, в период реа­билитации делает за них уже сам организм.

После третьей операции мне даже выдали шуточный диплом хирурга. (Смеётся.) Ну а что? Я, например, до мельчайших деталей запомнила операцию по удалению паховой грыжи, так что, если, не дай бог, кого-то в походных условиях такая грыжа прижмёт, сама смогу прооперировать. (Смеётся.)

— Но широкую известность вам всё-таки принесла роль женщины «с низкой социальной ответственностью», как недавно выразился наш президент о проститутках. Правда ли, что вы даже выступали за легализацию сферы сексуальных услуг?

— Меня просто однажды спросили о том, как я отношусь ко всей этой истории. Я сказала, что не вижу ничего хорошего в том, что путаны стоят вдоль дорог, садятся к кому ни попадя в машины, рискуя жизнью и здоровьем. Уж лучше бы, даже с их низкой социальной ответственностью, они были «трудоустроены» в специальные, скрытые от широких глаз заведения, где не боялись заразиться или быть убитыми. По-моему, я здравую мысль выразила. Но все это подхватили и решили, что я чуть ли не председатель профсоюза проституток, выступающий за легализацию их деятельности и открытие публичных домов на каждом шагу. (Хохочет.) В общем, раздули из мухи слона.

«Чернуха — не моё!»

— В этом году прокатчики обещают выход на экраны сказки, в которой вы сыграли Бабу-ягу. Это первая Баба-яга в вашей жизни?

— Пока первая... Я сразу, не раздумывая, согласилась на эту роль, а вот потом испугалась своего решения. Потому что осознала: в отечественном кино уже есть одна Баба-яга, затмить которую невозможно. Я имею в виду образ, воплощённый в снятых в советское время сказках замечательным актёром Георгием Милляром. Я испугалась, что будут сравнивать, причём далеко не в мою пользу. После чего начала себя уговаривать: «Ну это же совершенно другая история... Это другая сказка... А сравнивать будут всегда и всех...» В общем, уговорила себя. (Смеётся.)



— Разнообразие ваших ролей поражает! Кого вы только не переиграли... А есть роли, от которых вы бы категорически отказались даже при наличии хорошего сценария и режиссёра? Например, некоторые ваши коллеги говорят, что никогда не стали бы сниматься в картинах, которые выбивают эмоции из зрителя через шок.

— Мне как раз очень нравится кино, которое, словно обухом, эмоционально бьёт зрителя по голове. Взять, например, фильм Ларса фон Триера «Антихрист». Когда его показывали на Каннс­ком кинофестивале, зрителей на «скорой» увозили из зала. Представляю себе эту картину: сидят такие — в бриллиантах, смокингах, расфуфыренные все, а тут им бабах по голове с экрана — и они в обмороке!

Кино нужно разное. Оно должно не только развлекать, но и в каких-то случаях отрезвлять, шокировать, экспериментировать. Я не имею в виду то, что принято называть чернухой. Чернуха — это когда на экране беспрестанно ругаются матом, пьют, дерутся, убивают и не дают при этом зрителю ни единого повода для размышлений.

Еженедельник АиФ/Персона/4.2.2017

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments