lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

Category:

ЕВГЕНИЙ БАРАТЫНСКИЙ- ПОЭТ, ДРУГ ПУШКИНА, ДЕЛЬВИГА. ОКОНЧАНИЕ

                                    baratynskij6 (338x445, 126Kb)

 Девять лет, с 1816 по 1825, Евгений Баратынский боролся с судьбой, не единожды раскаиваясь в том, что решил стать солдатом. Всё его нутро противилось этому. Иногда ему казалось, что сил выносить эту пытку, нет. Но другого пути смыть позорное пятно, у него не было: надо было дослужиться до офицерского чина.

Однажды от прошения уйти в отставку его уберегла мать, мудро настоявшая на том, что выпавшее ему испытание следует пройти до конца. Иначе это будет очередным малодушным поступком.

За девять лет испытаний Евгений Баратынский сделается знаменитым и глубоким поэтом, а несчастье укрепило его в мысли, что всё имеет две стороны: и что несчастье может быть плодотворным. Кроме того, он понял, что художник должен изображать не только «святость», но и порочность человека.

Благословен святое возвестивший!
Но в глубине разврата не погиб
Какой-нибудь неправедный изгиб
Сердец людских пред нами обнаживший.
Две области - сияния и тьмы -
Исследовать равно стремимся мы.
Плод яблони со древа упадает:
Закон небес постигнул человек!
Так в дикий смысл порока посвящает
Нас иногда один его намек.

В Петербурге поэт особенно сдружился с Дельвигом. С ним они снимали одну квартиру на двоих и отношения между ними складывались почти родственные. Баратынский вообще отличался тем, что если с кем-то дружил, то всё остальное отходило на второй план, даже литература и поэзия.

Это потом, не единожды разочаровавшись во многих прежде бывших единомышленниках, он стал предпочитать уединение. Но это уже будет после женитьбы. А пока друг вводит его в свой круг «союза поэтов»: Пушкина, Кюхельбекера и Дельвига.

Дай руку мне, товарищ добрый мой,
Путём одним пойдём до двери гроба,
И тщетно нам за грозною бедой
Беду грозней пошлёт судьбины злоба.
Ты помнишь ли, в какой печальный срок
Впервые ты узнал мой уголок?
Ты помнишь ли, с какой судьбой суровой
Боролся я, почти лишённый сил?
Я погибал - ты дух мой оживил
Надеждою возвышенной и новой.
(Дельвигу, 1922. Отрывок)

Вскоре Дельвиг, без согласия Баратынского, отдает его стихи в журнал, где их напечатали. Правда, поэт не был в восторге от такого поступка друга, но дебют состоялся, а общение в «союзе поэтов» способствовало укреплению таланта.

                                 baratynskij7 (400x510, 115Kb)

В 1920-м Баратынский отправляется на север, в Финляндию. Казалось, со стихами придется надолго расстаться, но, к неожиданности самого поэта, Финляндия покорила его, а после издания элегии «Финляндия» его стали называть ее певцом.

Кроме того, Петербург был рядом, общение с Дельвигом продолжалось, да и в Финляндии появились новые друзья: Н.Коншин, которому поэт посвятил не одно стихотворение, и Н.Путята, позднее ставший не только другом, но и родственником.Read more...Collapse )

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments