lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

Category:

О ШОТЛАНДСКИХ КОРНЯХ МИХАИЛА ЮРЬЕВИЧА ЛЕРМОНТОВА

 

Как часто силой мысли в краткий час
Я жил века и жизнию иной…
(М.Лермонтов)

В яркий солнечный день октября 2014г. мы с друзьями приехали в Середниково – усадьбу Столыпиных, где М.Ю.Лермонтов с 1829 по 1832гг. проводил летние каникулы. Чудесные, живописные места… В отличие от моих друзей, я здесь оказалась впервые. Всё было так интересно, волнительно… Почему-то(?) заинтересовал короткий рассказ экскурсовода о шотландских корнях рода Лермонтовых и захотелось побольше узнать, особенно о том, что было известно самому поэту, и какое это имело значение для него самого. Именно здесь, в Середникове, Лермонтов в неполные 17 лет написал стихотворение «Желание», в котором как бы преломились семейные предания о шотландском происхождении рода Лермонтовых. «Это стихотворение имеет автобиографические корни и еще раз подтверждает, насколько важным для себя считал Лермонтов кровную связь со своими предками» («Лермонтовская энциклопедия», 1981г.).





Михаила Лермонтова очень интересовало происхождение рода отца.

Висковатый П.А. (первый биограф М.Ю.Лермонтова) отмечал, что поэта с детства очень печалило недружелюбное отношение к отцу со стороны бабушки и её богатой столыпинской родни. Она всячески превозносила себя над небогатым помещиком, отставным капитаном Лермонтовым, что оскорбляло душу юного поэта и жгло его обидой за отца. Михаил Юрьевич Лермонтов был потомственным дворянином со стороны влиятельной бабушки, которая очень гордилась своим знатным родом Столыпиных. Отец же Лермонтова - капитан в отставке, не имеющий состояния, из служилого дворянства.

«Гордого по натуре Михаила раздражало и обижало пренебрежение окружающих к бедности и незнатности рода его отца, а, следовательно, и его самого.

Но «…гений мятежного юноши чувствовал нечто большее, чем родовую наследственную связь. Он обнаружил своих знаменитых предков по отцовской линии. Обнаружил прежде всего внутри себя, в своей поэтической душе. Он гордо носил фамилию Лермонтов, догадываясь о ее знатности».

(В.Бондаренко)

Существовало предание о том, что фамилия Лермонтовых происходила от испанского владетельного герцога Лермы, который во время борьбы с маврами должен был бежать из Испании в Шотландию. Это предание было известно Михаилу Лермонтову и долго ласкало его воображение. Оно как бы утешало его и вознаграждало за обиды отцу.

При поступлении в пансион в 1828 году он писал свою фамилию через "а" "Лермантов", возводя свой род к испанскому герцогу Франсиско Лерме и фантазируя на испанские темы. Долгое время Михаил Лермонтов подписывался под письмами и стихотворениями: "Лерма". "Портрет герцога Лермы" (1832-1833) - это первая картина Лермонтова, написанная маслом. Герцог был изображен в средневековом испанском костюме и с цепью ордена Золотого Руна вокруг шеи. Этот орден говорил о знатности рода и являлся одной из самых древних и почётных наград Европы. В чертах лица нетрудно заметить сходство с самим поэтом.

Собирая факты родословной своего отца, Лермонтов отправляет запрос в Испанское посольство с вопросом о достоверности его родства с испанским герцогом Лермой. В ответе из мадридского архива опровергалось родство с испанским родом.

В юности Лермонтов также был очень увлечен легендой о Томасе Рифмаче — воспетом сэром Вальтером Скоттом - таинственном шотландском поэте, Он был самым знаменитым из ранних Лермонтов - Томас из Эрдельдуна, Томас Рифмач или Честный Томас (Thomas of Ercildoune, Thomas the Rhymer, True Thomas) (ок.1220-ок.1290), историческая личность, персонаж фольклора, легендарный бард и поэт, считающийся родоначальником шотландской литературы.



Томас Рифмач-крайний справа.

С именем Томаса Лермонта связано множество легенд и преданий, наиболее памятная из которых баллада о путешествии в Страну фей. Эту красивую и поучительную сказку нужно вспомнить, настолько она хороша

 



 

В XIII веке в деревне Эрсилдун у подножия Элдонских холмов жил некий Томас Лермонт. Он любил книги, стихи, музыку, любил бродить по полям и лесам и играть на лютне.

Однажды Томас долго гулял по весеннему лесу, и присел отдохнуть под тенистым деревом.


Вдруг послышался отдаленный звон бубенчиков и колокольчиков, потом — топот копыт, и Томас с удивлением увидел, что к нему приближается прекрасная всадница в охотничьем платье из зеленого шелка(любимый цвет – изумрудный цвет лесов и лугов Шотландии) и в венце из драгоценных камней. Ее длинные золотистые волосы рассыпались по спине.Через плечо у нее висели охотничий рог, лук и колчан со стрелами. Всадница негромко напевала старинную шотландскую песню.

-Я королева из Страны Фей,-сказала она, —И я приехала тебя навестить, Томас Лермонт из Эрсилдуна.

Зачарованный ее неземной красотой, он не отрывал глаз от бледного прекрасного лица.




— Поиграй мне на лютне, Томас, — сказала королева фей. Когда же лютня умолкла, королева фей похвалила Томаса за игру.

— Можешь просить у меня чего хочешь.

— Позволь мне поцеловать тебя, прекрасная королева!

Королева фей молвила:

— Если ты поцелуешь меня, Томас, ты будешь в моей власти. Придется тебе прослужить мне семь долгих лет— Что такое семь лет! — воскликнул Томас и поцеловал королеву фей, которая тут же превратилась в страшную старуху.

-Теперь ты поедешь со мной и будешь служить мне 7 лет. Бедный Томас упал перед ней на колени и стал просить пощады. Служить старухе не хотелось. Но королева фей была неумолима.

Долго ехали они по пустыне. Перед ними открылись три дороги.

—. Первая дорога, как видишь, широкая и ровная. — сказала Томасу королева фей, —. Идти по ней легко, и многие охотно выберут этот путь. а ведет он ко злу, и те, что его изберут, век будут жалеть о своём выборе. Это — Путь Греха… Вторая дорога узкая,извилистая, ее преграждают колючие ветви терна и шиповника. Лишь немногим захочется узнать, куда она ведет. Но, если узнают, их, быть может, и повлечет на эту дорогу. Это Путь Праведности. Ну, а третья дорога, — та, что красиво вьётся вверх по горному склону среди густого вереска и золотистого дрока, -эта дорога ведет в Страну Фей (но смертные этого не знают).. Одна дорога была широкая, ровная, гладкая. Она вела прямо вперед, через пески пустыни; и тот, кто пошел бы по ней, никогда бы не заблудился.

Другая дорога ничуть не походила на первую. Она была узкая, извилистая, длинная. С одной стороны ее окаймляла живая изгородь из терна, с другой — из шиповника. Их колючие кусты были так высоки, а усаженные шипами ветки разрослись и так переплелись друг с другом, что почти невозможно было продраться сквозь эту чащу.

Третья дорога была непохожа на первые две. Очень красивая, она вилась по горному склону среди густого вереска, папоротника и золотисто-желтого дрока, маня к себе путника.

Их конь мчался, перескакивая через широкие водные потоки и даже через реки, в чьих берегах текла настоящая кровь. Королева фей объяснила, что вся кровь, пролитая на земле, стекает в источники ее волшебной страны. Наконец, они прискакали в прекрасный зеленый сад.

Королева фей сорвала яблоко и подала его своему спутнику.



— Это яблоко я даю тебе с радостью, — молвила она, — потому что это Яблоко Правды. Тот, кто его съест, будет всю жизнь говорить только правду. Томас взял и съел яблоко, и в этот миг на него снизошел Дар Правдивости. Вот почему люди потом прозвали его «Томас Правдолюбец»

— Теперь слушай меня, Томас, — молвила королева фей. — Когда мы с тобой приедем в мою страну, не говори там ни с кем, кроме меня, если хочешь вернуться домой, в Эрсилдун, через семь лет.

Путь их уже оканчивался. Теперь серый конь бежал по какой-то волшебной стране, озаренной нездешним светом. И вскоре впереди на вершине холма возник великолепный замок.

— Вот мой дом, — с гордостью промолвила королева фей . — Там обитают мой супруг и его придворные.

И в этот миг она снова стала юной и прекрасной. Переменился и Томас. Его грубое платье превратилось в красивую одежду, а ноги оказались обутыми в атласные туфли.

В замке был восхитительный праздник, три дня пролетели незаметно. Томас всё время молчал.

— Пора нам уезжать, Томас, — сказала королева фей, — если только ты хочешь снова увидеть свой родной Эрсилдун.

Томас удивленно посмотрел на нее.

— Ты говорила, что я должен служить тебе семь долгих лет, госпожа моя, — воскликнул он, — а я пробыл здесь только три дня!

Королева фей улыбнулась.

— В Стране Фей время идет быстро, друг мой, — молвила она. — Ты думаешь, что пробыл здесь только три дня, но на самом деле прошло семь лет с тех пор, как ты уехал из дома.

Королева фей и Томас тронулись в обратный путь.

При расставании Томас попросил королеву дать ему что-нибудь такое, что он смог бы показать людям. А то ведь они не поверят, что он действительно побывал в Стране Фей.

— Я уже одарила тебя Даром Правдивости, — отозвалась она. — Теперь я одарю тебя Даром Прорицания и Даром Стихотворства. Ты сможешь предсказывать будущее и сочинять прекрасные стихи. Но кроме этих невидимых даров, я подарю тебе нечто такое, что смертные смогут увидеть собственными глазами. Я подарю тебе арфу, сделанную в Стране Фей. Теперь ты вернешься домой. Но придет время, когда я снова позову тебя к себе, и ты должен будешь откликнуться на мой зов. Я пошлю за тобой двух посланцев, и ты сразу узнаешь, что они не из вашего мира. А теперь до свидания, друг мой!

Томас заглянул в темные глаза королевы фей и понял, что приворожен ею навек. И он с радостью обещал подчиниться ее приказу — откликнуться, когда она его позовет. Но вдруг его одолела дремота, и он крепко уснул.

Когда он проснулся, ему показалось, что он никогда не жил в Стране Фей, а все, что помнил про нее, просто приснилось ему в этот летний вечер.

Однако вместо его лютни под деревом лежала арфа из Страны Фей. Он взял арфу в и пошел домой, в Эрсилдун.

После семилетнего пребывания у фей Томас вернулся в мир людей и изумлял своих соотечественников даром прорицания и песен. За ним осталось прозвание певца и пророка. Свои предсказания он слагал именно в стихах. Прошло много лет. И вот однажды, когда бард пировал с друзьями в своем замке, вбежал испуганный человек и рассказал, что по улицам селения спокойно шествуют белоснежные олень и олениха. Едва услышав об этом, Томас сказал: “Настал мой час”, взял свою арфу и ушёл вслед за оленями в страну грёз.




Более на этом свете его никто не видел. Народное предание гласит, что он до сих пор "несет свою судьбу" и может опять вернуться на землю.

Пророчества Томаса ценились высоко и в 1615 году были изданы в Эдинбурге. Например, он предсказал неожиданную смерть короля АлександраIII, предрёк союз Шотландии и Англии.

Фигура Томаса Лермонта - провидца, поэта, основателя шотландской литературы, настолько легендарна, что, подчас, существование его подвергается сомнению. Тем не менее, Лермонтовская энциклопедия ( 1981г. издания.) сдержанно и кратко повествует о Томасе Рифмаче, жившем в 13 веке в Шотландии и написавшем свою «самую поэтичную» и самую красивую книгу - перевод рыцарского романа «Тристан и Изольда» Экземпляр этой книги хранится в Национальной библиотеке Эдинбурга (Шотландия).

О самoм знаменитoм свoем прeдке – Томасe Лермонтe, поэтe дрeвней Шотлaндии, жившeм в XIII вeке, М.Ю. Лeрмонтов, скореe всeго, нe догaдывался. Увлекaясь Вaльтером Cкоттом, он, конeчно, читaл eго бaлладу «Thomas the Rymer». Нo в балладe фaмилия Томасa (Лермонт) нe нeзвана. В. Cкотт нaзывает егo Тoмас Рифмaч, тaк чтo, скорeе всeго, Лeрмонтов нe знaл o свoем вероятнoм пoэтическом предкe.

Историк С.Карелин предполагает: « О Томасе Рифмаче Михаил Лермонтов знал по балладе Вальтера Скотта. Лермонтову нравилось думать, что, может быть, знаменитый шотландский бард и прорицатель был его далеким предком. Впрочем, даже если допустить, что это не так, связь между ними все-таки существует: оба были великими поэтами».

Возможно, спустя века его мистическая и поэтическая сила проявилась в русском потомке 19 века.

Даже, если Лермонтов и не нашел у В.Скотта фамилию Лермонт, он, погружаясь в историю средневековой Шотландии. все более отчетливо понимал, что род его отцовский идет из Шотландии, из древних шотландских кланов. Видимо,с этим связано и увлечение книгами Вальтера Скотта.

Призрачные сказания о бывшем величии рода, семейные предания о шотландском происхождении рода Лермонтовых не отпускали. Каким образом Лермонтов мог узнать о своих шотландских корнях? Прежде всего, он мог узнать от самого отца: Юрий Петрович, хоть и очень скудно, но знал, что происходил от древней шотландской фамилии, рано переселившейся в Россию, и предки его занимали видные должности при первых царях из дома Романовых, но род их со временем обеднел.

«Впервые имя М. Ю. Лермонтова связали с шотландскими Лермонтами в 1837-м, когда в шотландской прессе появилась статья Вильяма Ролстона «Шотландец за границей». Она получила отклики в других периодических изданиях» (В.Бондаренко)

По шотландским преданиям, фамилия Лермонтов восходит к XI веку. В 1057 году французский рыцарь Люирье (из старинного бургундского дворянского рода), служивший при дворе короля Англии Эдуарда Исповедника, присоединился к войску шотландского принца Малкольма (который воевал с Макбетом, убившим его отца – короля Дункана). В награду за храбрость Люирье получил земли рядом с Нортумберлендом.

Первое свидетельство о шотландских Лермонтах относится к 1177 году, когда их фамилия упоминается в Нортумберлендских казначейских свитках. Так начинался дворянский род шотландских Лермонтов. В течение неск. веков этот род был очень известен в Шотландии.

Возвышение рода Лермонт произошло в середине ΧV века, когда один из потомков Томаса Рифмача (Лермонта) женился на Дженет Дерси графство Файф); от них произошли Лермонты из Дерси.

 



Замок Дерси

В 1526 году сэр Джеймс Лермонт из Дэрси получил грамоты на земли Балькоми в Файфе, став родоначальником Лермонтов из Балькоми.



Замок Балькоми

В шотландских дворянских семьях всё наследовал старший брат. Младшим же приходилось искать себе службу. В поисках лучшей доли в 1613г. 17-летний Георг Лермонт , рыцарь удачи, отправившийся, как сейчас бы сказали, контрактником на Польско-русскую войну, попрощавшись с многочисленными родственниками в замке Балькоми, оказался в России в Смутное время. В 1613 году при осаде крепости Белая под Смоленском порутчик Георг Лермонт вместе с находившейся под его командованием ротой шотландцев и ирландцев добровольно перешел на сторону русских войск. Он храбро воевал, и за это молодой царь Михаил Романов пожаловал ему чин, денежное жалование в армии и дворянские поместья в Галичском уезде (территория будущей Костромской губернии).

Георг принял православие, получил право называться по русскому обычаю Юрием Андреевичем Лермонтовым, женился. У него родились 3 сына и дочь. В 1634 году Юрий Лермонтов, выходец из Шотландии, погиб под Смоленском и похоронен в Авраамиевом Городецком монастыре под Чухломой – в костромских наследственных землях, дарованных за верную службу.

Юрий Андреевич стал прародителем русского дворянского рода Лермонтовых, которые в допетровские времена « многие Российскому престолу служили стольниками, воеводами и в иных чинах и жалованы были от Государей поместьями», а после – преимущественно на военной службе.

Вот род Лермонтовых от Георга (Юрия) Лермонта по прямой линии: Петр Юрьевич, Евтихий Петрович, Петр Евтихиевич, Юрий Петрович, Петр Юрьевич, Юрий Петрович и, наконец, Михаил Юрьевич Лермонтов.

Герб Лермонтовых, внесенный в "Общий гербовник дворянских родов Российской империи", как и положено младшей ветви шотландского рода, имеет за основу базовый герб Лермонтов с отличием: "В золотом поле черное стропило, сопровожденное внизу шестилистником того же цвета и обремененное тремя сквозными веретенами в цвет поля" и собственный девиз:"Sors mea Jesus" (лат.) - "Судьба моя - Иисус".

 


 

Лермонтов не только знал свой герб, но даже носил при себе салфетку, на которой был вышит герб - вместе с девизом! (Сейчас ее можно видеть в Пятигорском музее поэта).

О родстве с Байроном.

Шотландец Георг Лермонт принадлежал к роду Лермонтов из Балькоми. В XVI веке владелец замка Балькоми -королевский адвокат Гордон (предок поэта Джорджа Гордона Байрона) взял себе в жёны Маргарет Лермонт. Таким образом, Лермонтовы оказываются связанными родственными узами с родом Байрона. К сожалению, сам Лермонтов не знал, что является дальним родственником своего кумира Байрона.


... И Байрона достигнуть я б хотел.
У нас одна душа, одни и те же муки,
О, если б одинаков был удел!
Как он, ищу забвенья и свободы.
Как он, в ребячестве пылал уж я душой…

Может быть, у обоих пылала душа Томаса Лермонта. Проснулся спустя века великий шотландец, дал свою кровь, свой нрав и свой дар по женской линии, через Маргарет Лермонт - Байрону, а по мужской , через Георга Лермонта- М.Лермонтову. Как к старшему брату относился Лермонтов к Джорджу Байрону.

Увлечение Байроном не прошло бесследно. Желая читать произведения Байрона в подлиннике, в1830г. Лермонтов начал учиться английскому языку по стихам Байрона и через несколько месяцев стал свободно понимать его.

Известный исследователь творчества М.Лермонтова Михайлов В.Ф. писал: «В короткой своей жизни Михаилу так и не пришлось узнать, что один из его предков, поэт-прорицатель Томас Лермонт, прозванный – Рифмач, в XIII веке положил основания шотландской литературы, а сам он, которого иронически называли байронёнком (хотя был он – «другой, ещё неведомый избранник») был дальним родственником Джорджа Байрона. Но полумифической арфы шотландской струну Лермонтов всё же задел, и даже его критик и недоброжелатель, философ Владимир Соловьёв спустя полвека после смерти Лермонтова признал его близким по духу к «вещему и демоническому Фоме Рифмачу, с его любовными песнями, мрачными предсказаниями, загадочным двойственным существованием и роковым концом».

Мистический философ Владимир Соловьёв, писал, что многие качества поэт Михаил Лермонтов получил по наследству от своего шотландского магического предка, например, "способность переступать в чувстве и созерцании через границы обычного порядка явлений и схватывать запредельную сторону жизни и жизненных отношений» или «…факт, что Лермонтов не только предчувствовал свою роковую смерть, но и прямо видел её заранее. А та удивительная фантасмагория, которою увековечено это видение в стихотворении „Сон", не имеет ничего подобного во всемирной поэзии и, я думаю, могла быть созданием только потомка вещего чародея-прорицателя, исчезнувшего в царстве фей…».

Из журнала «Великорусс»(октябрь2014г.): "Сильнейшее влияние оказал на Лермонтова отец, Юрий Петрович, хотя они и прожили почти в полной разлуке. В образе отца юноша Лермонтов видел драгоценные обломки игрою счастия обиженных родов, попранные новой знатью, прозревал великую и таинственную судьбу своих предков. Поначалу воображение увлекло его в Испанию, но потом он узнал, что родовые корни его имени – в средневековой Шотландии.

Эти гордые прозрения оказались близки к истине: Лермонты-Лермонтовы по древности и знатности гораздо превосходили род Столыпиных, откуда вышла его властная бабушка"(Михайлов В.Ф.).

.
 link

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments