lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

Category:

ТЕАТРАЛЬНЫЕ БАЙКИ ОТ АЛЕКСАНДРА КАЗАКЕВИЧА

 

КАК ЕВСТИГНЕЕВ ОВОДА УБИВАЛ

8105247hnf (490x700, 229Kb)

Молодой Евгений Евстигнеев во Владимирском театре играл в пафосной стихотворной пьесе «Овод» охранника, который этого самого Овода расстреливал. И вот наступает сцена расправы. Евстигнеев ставит пламенного революционера к стене тюрьмы, прицеливается и вдруг слышит за кулисами топот и шепот, обращенный к нему: «Потяни паузу». Евстигнеев, у которого с памятью на стихи всегда было плохо, начал тянуть как мог.

- Нет, так просто я тебя не убью, - вертит Овода, прицеливается, чтобы выстрелить, как вдруг опять беготня и шепот из кулис: «Потяни паузу». Как хороший артист, Евстигнеев начинает опять крутить арестованного, водит его по сцене. То так прицелится, то эдак, неся какую-то отсебятину.

- Я убью тебя вот так! - Прицеливается и... опять тот же шепот: «Ну потяни еще, умоляю». Евстигнеев чуть на уши не встает с этим арестованным. Наконец он поставил его спиной к зрительному залу, сам встал спиной к тюрьме, нарисованной по всему заднику. Ожидая, что в любой момент его попросят потянуть паузу, он решил проверить дуло пистолета. Повернул его к себе, дунул в ствол - и в этот момент за сценой... раздался выстрел!

Как хороший артист реалистического театра, Евстигнеев не растерялся и рухнул. Вместе с ним рухнула и бутафорская тюрьма. Все в растерянности. Даже Овод рот раскрыл - как теперь-то пьесу кончать? Однако тут нашелся один находчивый артист - выбежал в форме охранника на сцену и скомандовал лежащему Евстигнееву: «Встать! Продолжать расстрел!»

Что делать - пришлось вставать и «расстреливать» Овода по-новой...

И ЛЕНИН ТАКОЙ... ЖЕЛТЫЙ

Круто оговорился однажды Евгений Евстигнеев. В спектакле по пьесе Шатрова «Большевики», выйдя от раненого вождя в зал, где заседала вся большевистская верхушка, вместо фразы «У Ленина лоб желтый, восковой...», он сообщил: «У Ленина... жоп желтый!»

ЗА ВСЕ В ОТВЕТЕ

Олег Ефремов, игравший императора Hиколая Первого, вместо «Я в ответе за все и за всех!» - заявил: «Я в ответе за все и за свет!» Hа что игравший вместе с ним Евстигнеев живо отозвался: «Тогда уж и за газ, Ваше величество!»

КАРАЧЕНЦОВ ВЫПУТЫВАЕТСЯ

69665_900 (652x700, 154Kb)

О том, как актеры друг над другом прикалываются, известно немало. Частенько такие приколы происходят прямо на спектаклях. Импровизация, так сказать. То есть приколются каким-то особенно заковыристым образом над каким-нибудь актером и смотрят, как он, бедолага, выкручиваться будет в присутствии почтеннейшей публики... В московском Ленкоме наикрутейшим спецом по такого рода приколам считался Николай Караченцов. Но, видать, достал он всех своими штучками. И в один прекрасный день артисты решили ему отомстить.

Идет спектакль. В середине второго действия героя Караченцова убивают. И вот идет сцена «прощания с покойным». Караченцов лежит в гробу на спине, глаза закрыты, руки его скрещены на груди, а в руках - горящая свечка. Обычно ему в руки давали электрический фонарик, сделанный в форме свечи. А на этот раз дали самую натуральную зажженную свечу.

Надгробные речи. Слезы родственников. Траурная музыка. А свеча-то... плавится! И горячий воск капает покойничку на руки! А он по статусу-то по своему не может и шевельнуться...

Актеры еле сдерживают хохот, упиваясь местью и наблюдая за тем, как выражение лица покойного становится совершенно уже мученическим. И тут вдруг происходит невероятное...Покойничек восстает из гроба и на весь зал заявляет:

- После спектакля я эту свечку кое-кому вставлю в ж...у, горящим фитилем внутрь! Там ей самое место!

После чего обращается к публике:

- Извините. Вырвалось.

Гасит свечку и снова ложится в гроб.

Выпутался, называется...

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

В один театр, весьма крутиозный, на гастроли приехал Боннский Театр Оперы и балета. Натуральных немцев приехало человек с пятьдесят, по-аглицки они еще так себе, а по-русски - ни словца. Ну, переводчиков у них было, три тетки, поэтому со спектаклями проблем не было, т. е. легко мог немец объяснить русскому монтировщику, какой штанкет опускать.

И после первого спектакля, театр устроил немецким коллегам банкетец, ибо у самого театра на втором этаже был собственный кабак, он и сейчас там, только театру уже не принадлежит. И все туда поперлись.

Немцам принесли много пива, русским - много водочки, и «погнали наши городских».

Через часик, немцы, накаченные пивком, обняли друг друга и стали петь какой-то немецкий марш, а может и не марш, ни слова же не понятно. И факт песни на немецком языке вдруг вверг в состояние крайнего раздражения главного администратора Театра, в котором к тому времени было спиртосодержащих жидкостей уже не мало.

Он встает, а за столами - человек сто, и орет «Ни фига!!!» и идет к роялю. Садится за него, играть-то он не умел и начинает лупить руками по клавишам и горланить: «День Победы!!! Как он был от нас далек, как в огне потухшем таял уголек...!!!»

Его было попыталась унять переводчица, он отшил ее со словами: «У себя в бундесе хлопотать будешь!» Тетка русская была.

Слов песни он знал не особо, продолжение было где-то такое: «Плыли там что-то типа обгаренное в дали, эти дни мы приближали, как могли, бундеса!!! От вас-то он был не далек, а от нас - как в печи потухшей таял уголек!!!»

Так он горланил и долбил по роялю минут десять и закончил почему-то криком: «И на груди его светилась медаль за город Будапешт!!!»

Концовка была особенно сильна, ибо у худрука театра, не немецкого, нашего, жена - уроженка Венгрии.

Международного конфликта не случилось, случилось прямо наоборот, ибо через пол часика, он уже сидел, обнявшись с немцами, и они горланили: «Дьен Побьеты!!! Как ен бьыл од ньяс дальег!!!» Слов-то значение они не знали.

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments