lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

ВЫ, ЧЬИ ШИРОКИЕ ШИНЕЛИ...

 

Рассказывая о Параде Победы, прошедшем 9 мая, хочется рассказать о выдающихся адмиралах, без которых немыслима история Севастополя, Крыма и России. Я не буду утомлять читателей количеством проведенных боев, количеством пушек на кораблях. Мне хочется поделиться их человеческими качествами. 

3 ноября 1788 года в городе Владимир в семье сенатора, тайного советника П.Г. Лазарева родился Михаил Петрович Лазарев, будущий русский путешественник и адмирал. К сожалению, он рано осиротел, и благодаря ходатайству друга его отца поэта Гавриила Романовича Державина был в 1800 году определен в Морской кадетский корпус. Службу начал гардемарином на Балтике. Пять лет учился морскому делу в Англии, куда он отправился волонтером. Побывал в Атлантическом и Индийском океанах, Северном и Средиземном морях и постоянно занимался самообразованием, изучая этнографию и историю. Получив чин мичмана, воевал на русско-шведской войне. Там за отвагу в 1811 году его произвели в морские лейтенанты.

 

 

В 1813 году Михаил Петрович на корабле "Суворов" совершил свое первое кругосветное плавание: были доставлены грузы на Дальний Восток, и попутно открыты необитаемые острова на Тихом океане, которым он имя Суворова. Заодно Лазаревым были уточнены координаты и сделаны зарисовки участков побережий Австралии, Бразилии, Северной Америки. Вот такое кругосветное путешествие! В 1819 году Лазарев и Ф.Ф. Беллинсгаузен отправляются на поиски "шестого континента". Чиновники Адмиралтейства, как всегда затягивали вопрос выделения денег. Чтобы ускорить подготовку к плаванию Лазарев под залог своего имения снаряжает экспедицию самостоятельно. Деньги были выделены, но тогда, когда экспедиция была почти готова к плаванию. Как и его отец, Михаил Петрович ставил служение Отечеству выше своих личных интересов. Девиз отца "Прежде всего - Отечество" стал девизом и для Михаила Петровича, и для его братьев и сестры. Во втором кругосветном плавании (длившемся три года) была открыта Антарктида – шестая часть света и еще ряд островов (более 30) в Тихом океане. За эту экспедицию М.П. Лазареву был присвоен чин капитана 2-го ранга, пожалована пенсия по чину лейтенанта и должность командира фрегата "Крейсер". 

 

 

В 1822 году Михаил Лазарев возглавил уже третье кругосветное плавание к берегам Русской Америки на фрегате "Крейсер". Через 13 лет Михаил Петрович назначается начальником штаба Черноморского флота и портов. Вице-адмирал, затем генерал-адъютант назначается военным губернатором Севастополя и Николаева. Вклад Лазарева в строительство Севастополя был огромен. Целая гора была срыта, землей засыпали болота в оконечности Южной бухты. На месте пересыпи и по сей день стоит железнодорожный и автовокзалы. Возведены сухие доки для ремонта кораблей, которые преобразовались в Севастопольский Морской завод, известный под именем Серго Орджоникидзе. Начато строительство адмиралтейства. При нем была заложена знаменитая Графская пристань, Исторический бульвар, создана Морская библиотека, начата реконструкция старых портовых городов. Чтобы придать городу необычайную красоту, по распоряжению губернатора крупные здания строили фасадами к морю, поэтому и сейчас город прекрасно смотрится издалека и с воды, и с суши. Был реконструирован городской холм, снесена и заново построена Петропавловская крепость, в дальнейшем в 20-м веке там был Дворец культуры. 

Лазарев состоял с Императором в личной переписке, иногда он лично возил Николаю свои ходатайства, например, проект сооружения в Николаеве нового адмиралтейства с пятью сухими доками. Адмирал следил за развитием флота морских держав. Он лично контролировал артиллерийское вооружение линейных кораблей, настаивал на перевооружении флота, предвидя смену парусов на паровой двигатель.

В 1842 г. М.П. Лазарев "испросил позволения воздвигнуть храм во имя святого Владимира в самом Севастополе". Император прислал разрешение на строительство с указанием на плане Севастополя место — вершина Центрального городского холма. Лазарев заказал в Италии иконостас, мраморные детали для отделки храма и иконы на медных досках. Наряду с многочисленными наградами Российской Империи и других государств, его наградили Орденом Св. Андрея Первозванного – высшая степень отличия. В возрасте 63 лет Лазарев с семьей и личным медиком отправился в Европу для консультаций с врачами и 11 апреля его не стало. Прах Михаила Петровича доставили в Севастополь и погребли на территории строящегося Владимирского собора (усыпальница адмиралов). В день похорон собрали 7000 рублей серебром на памятник - его соорудили в 1867 году, но до настоящего времени он не сохранился. 

Михаил Петрович уделял воспитанию молодых офицеров огромнейшее внимание. У него были свои методы воспитания. Лучшей школой для воспитания молодых офицеров было командование малым кораблем. И только потом командиру доверяли большие фрегаты. Моральная чистота облика офицера также была критерием оценки его достоинств.

Владимир Корнилов родился в феврале 1806 г., когда его отец Алексей Михайлович заканчивал губернаторство и готовился покинуть Иркутск, чтобы продолжить службу Отечеству в Тобольске. Для сохранения спокойствия и здоровья жены и новорожденного отец отправил их в имение – Тверскую губернию. Там мальчика и зарегистрировали. Начальное образование получил дома. В 17 лет Володя блестяще закончил учебу в Петербургском морском корпусе и получил мичманский чин. Парусный шлюп, на котором он начал свою службу, попал в сильнейший шторм. И когда корабль вернулся в Кронштадт, молодого мичмана зачислили в Гвардейский экипаж в Санкт- Петербурге. Светская жизнь столицы пришлась Корнилову по вкусу. Вскоре он даже был отчислен из экипажа: "за недостатком бодрости для фронта". 

 

 

Но отец отчитал отпрыска и снова отправил на флотскую службу. В 1827 г., благодаря знакомству отца с адмиралом Сенявиным, Владимир попал под командование капитана 1 ранга Михаила Петровича Лазарева на линейный парусный корабль "Азов". Там же в то время служили и лейтенант Нахимов и гардемарин Истомин.

Корнилов - красивый юноша, был весьма избалованным человеком. Да и столичная жизнь наложила свой отпечаток. Но Лазарев был не только отличным стратегом в военных делах, но и прекрасным педагогом, он сумел разглядеть "морскую жилку" в молодом мичмане. И хотя Адмирал был строг с ним, а Корнилов едва сдерживал себя от его требований, в дальнейшем он стал одним из его лучших учеников и не только учеником, но и другом.

Однажды Лазарев вызвал Корнилова на беседу. Корнилов часто любил вспоминать этот разговор и пересказывать. Беседа был долгой об обязанностях морского офицера, в конце разговора Михаил Петрович выбросил за борт все легкие французские романы будущего адмирала, а вместо них предложил свои книги по морскому делу. Беспечный повеса растворился после этого разговора. Теперь появился способный морской офицер. В душе Лазарев радовался за своего ученика, но виду не подавал. Боевое крещение Корнилова произошло в Наваринском сражении. В 34 года он стал командиром самого красивого и совершенного парусного корабля "Двенадцать апостолов". До этого Корнилов был командиром нескольких кораблей, принял участие в войне с Турцией. Получив репутацию "лихого командира", он быстро шел по служебной лестнице, получая чины и награды. К 1853 году в возрасте 47 лет Корнилов в чине вице-адмирала уже командует Черноморским флотом. Он не боялся ответственности. На свой риск, не ожидая приказа сверху, он распорядился немедленно привести в боевую готовность все порты и суда Черноморского флота, когда узнал о срыве русско-турецких переговоров. Через неделю, 24 октября, началась война с Турцией. По приказу Меньшикова Флот был уничтожен – несколько кораблей были затоплены при входе в бухту… Мне кажется, что предложение Корнилова: дать сражение в море не было лишено смысла. Возможно исход обороны Севастополя был бы иной. Черноморский флот в составе 14 линейных кораблей, 7 фрегатов, 1 корвет, 2 брига, 11 пароходов дал жесткий ответный бой со стороны моря. А берег защищали 13 батарей с 611 орудиями. Этих сил было достаточно, чтобы отразить нападение не только союзного флота на Севастополь. Но Меньшиков упорно настаивал на затоплении кораблей, угрожая отправить Корнилова из Севастополя в Николаев. Оставить Севастополь?! Этого позволить себе Владимир Алексеевич не мог! На следующий день 2 сентября 1954 г. Корнилов лично отдал приказ затопить корабли. "Москва горела, но Русь от этого не погибла, напротив, стала сильнее! Бог милостив! Помолимся ему и не допустим врага покорить себя!" — сказал он тогда. Он понимал, что флот затопил бы кто-нибудь другой. 

 

 

13 сентября 1854 г. город перешел на осадное положение, а 5 октября первая бомбардировка начала разрушать Севастополь. Нет, это были не самолеты. Это были пушки, снарядами которых служили чугунные ядра. Смертельное ранение настигло Владимира Алексеевича Корнилова на Малаховом кургане. Корнилов, как обычно, проверяя оборонительную линию укреплений, смежной батареи и бастиона № 3, прибыл на Малахов курган. Отдал необходимые распоряжения, собираясь покинуть бастион. В 11 час.30 минут неприятельское ядро раздробило левую ногу у самого живота (по всей вероятности, была задета артерия). Ранение было смертельным. Офицеры на руках перенесли и положили его за бруствером между орудиями. Последними словами адмирала были: "Отстаивайте же Севастополь." Корнилов скончался в половине четвертого часа пополудни 5 октября 1954 г... сначала на месте его ранения был выложен крест из ядер. А в 1895 году на месте ранения воздвигнут памятник по проекту генерал-лейтенанта А.А. Бильдерлинга и скульптора И.Н. Шредера.

6 марта 1809 года в семье чиновника камерального суда Эстляндской губернии коллежского секретаря Ивана Андреевича Истомина родился мальчик, которого назвали Владимиром – будущий контр-адмирал Истомин Владимир Иванович. В "Формулярных списках о службе и достоинстве" Владимира Ивановича указано, что он происходил из потомственных дворян Эстляндской губернии, а по другим источникам — из дворян Псковской губернии.

В 1823 году Владимир Иванович Истомин поступил в Морской кадетский корпус и через год был произведен в гардемарины. Так же, как и Нахимов, и Корнилов в 1827 году он получил назначение на новый 74-пушечный линейный корабль "Азов" и стал одним из лучших учеников М.П.Лазарева. 

 

 

В 1847 г. капитан-лейтенант Истомин был произведен в капитаны 2-го ранга. В течение пяти лет Владимир Иванович состоял в должности офицера по морской части при наместнике Воронцове М.С. на Кавказе, участвовал в совместных операциях Черноморского флота и армии против горцев, в том числе в осадах укреплений Гергебиль и Салты. За мужество и воинское умение, проявленное в Синопском бою, Истомин был произведен в контр-адмиралы. за отличие в боевых действиях В 1854 г. Истомин, как и Нахимов и Корнилов, сошел на берег и стал одним из главных организаторов обороны Севастополя. Ему была поручена наиважнейшая, четвертая оборонительная дистанция, включавшая Малахов курган, 1-й и 2-й бастионы. Не зная ни сна, ни отдыха, Владимир Иванович находился на передовых позициях, ободряя и вдохновляя своих подчиненных. С помощью военных инженеров на подступах к Малахову кургану были построены укрепления и ложементы, и установленные там орудия держали под перекрестным огнем перемещаемые противником батареи. Полученные адмиральские эполеты на корабле "Парижа", Владимир Иванович, как и Нахимов, не снимал на продолжении всей осады Севастополя.

Находясь на самом жарком участке защиты города, Истомин получил ранение в руку и контузию, но не оставил ни позиций, ни своих подчиненных. В период боев он Владимир Иванович шутил, что "давно уже выписал себя в расход и ныне живет на счет англичан и французов". Он оставил курган лишь на полчаса, чтобы проститься с умиравшим в Морском госпитале вице-адмиралом В.А. Корниловым.

Истомин восхищался героизмом своих подчиненных, из письма к брату: "Такого самоотвержения, такой геройской стойкости пусть ищут в других нациях со свечой!..." 

Ожесточенный вражеский огонь сразил 5 сентября 1954 г. на Малаховом кургане вице-адмирала Корнилова, а через несколько месяцев, 7 марта 1855 года, вблизи кургана, на Камчатской высоте, в результате интенсивного обстрела русских позиций, сраженный ядром в голову, погиб и Владимир Иванович Истомин. Ему было 46 лет.

Смерть контр-адмирала Истомина стала большой потерей для защитников Севастополя, всего русского флота. Герой первой обороны Севастополя, покрытый кормовым флагом "Парижа", был погребен в склепе Владимирского собора, рядом с могилами адмиралов М.П. Лазарева и В.А. Корнилова.

По приказу Нахимова на месте гибели Истомина выложили крест из бомб и ядер. В 1904 году по проекту Ф.Н. Еранцева открыли небольшой гранитный пирамидный обелиск с изображением Георгиевского креста. На пьедестале надпись: "Здесь убит ядром в голову 7 марта 1855 г. контр-адмирал В.И. Истомин". Его именем названа одна из улиц Севастополя. Она огибает Малахов курган.

Надо отметить факт, что в 1849 г. чин капитана 1-го ранга получил досрочно. Владимир Иванович был в составе Комитета директоров Морской офицерской библиотеки в Севастополе. В 1851 году Владимир Иванович Истомин сопровождал своего тяжелого больного учителя и друга М.С. Лазарева на лечение за границу и находился при нем безотлучно до последнего часа Михаила Петровича, а после смерти адмирала сопровождал его прах в Севастополь. 

Павел Степанович Нахимов, его именем названа главная площадь в Севастополе. Рядом Графская пристань и в центре стоит памятник П.С. Нахимову. У памятника назначают свидания также как у памятника Пушкину в Москве. 

 

 

Нахимов Павел Степанович родился в 1802 в дворянской семье, в с. Городок Смоленской губернии. В 13 лет был зачислен в Морской кадетский корпус. С этого времени "морская служба стала для Нахимова не важнейшим делом жизни, каким она была, например, для его учителя Лазарева или для его товарищей Корнилова и Истомина, а единственным делом, иначе говоря: никакой жизни, помимо морской службы, он не знал и знать не хотел" (Е.В. Тарле).

В 1822-1825 гг. Павел Степанович совершил кругосветное плавание на фрегате "Крейсер" под руководством своего учителя М.П. Лазарева.

Павел Степанович прекрасно знал, что сила флота зиждется на матросе. "Пора нам перестать считать себя помещиками, - замечал он по этому поводу, - а матросов крепостными людьми. Матрос есть главный двигатель на военном корабле, а мы только пружины, которые на него действуют. Матрос управляет парусами, он же наводит орудия на неприятеля; матрос бросится на абордаж...." И далее приводит пример маневра Нельсона в Трафальгарском сражении: надо знать слабости неприятеля и свою собственную силу. А также не терять времени, когда надо вступить в бой. 

 

 

По единодушным записям очевидцев и современников, от Нахимова не ускользала любая мелочь, его замечаний и выговоров боялись все, от матросов до адмиралов. Невидимыми нитями его жизнь была связана с морем. У него и денег-то не было, поскольку каждый лишний рубль он отдавал матросам и их семьям, а "лишними рублями у него назывались те, которые оставались после оплаты квартиры в Севастополе и расходов на стол. Он искренне не понимал, почему, к примеру, мичманы не могут тратить свое жалование также как он.

По описаниям очевидца П.П. Белавенец стоило Нахимову, бывшему в то время начальником порта, адмиралом, командиром больших эскадр прийти на Графскую пристань, его окружали обитатели матросской слободки: отставные матросы, женщины и дети, и глубочайшим почтением все разом наперебой говорили о своих просьбах. У него была прекрасная память. Он помнил не только имена своих подчиненных, но и их должности, о чем свидетельствует разговор старого одинокого матроса с адмиралом, когда он, потеряв ногу в военных действиях, пришел на костылях на пристань вместе со своими внучками с просьбой починить продырявленную хату.

Нахимов тут же попросил адъютанта: "...Прислать к Позднякову двух плотников, пусть они ему помогают". Старик, был крайне удивлен, что адмирал помнит его фамилию. И не только фамилию, а и его профессию - лучшего маляра и плясуна на корабле "Три святителя". Услышав здесь же, что вдова мастера из рабочего экипажа, голодает, отдает приказ: "Дать ей пять рублей!" Адъютант, в ведении которого было ведение бюджета и хозяйства Нахимова, ответил, что все жалованье давно роздано нуждающимся. Узнав, что денег нет и у адъютанта, Нахимов обратился к мичманам и офицерам, подошедшим к окружающей его толпе: "Господа, дайте мне кто-нибудь взаймы пять рублей!" И старуха получила ассигнованную ей сумму. (Е.В. Тарле). Кратко можно добавить, что П.С. Нахимов участвовал во многих морских сражениях одержал много побед, в том числе и в Синопском сражении с турецкой эскадрой. Руководил обороной Севастополя в 1854-55 гг. с первого дня до дня своей гибели. 28 июля 1855 года во время проверки передовых укреплений на Малаховом кургане П.С. Нахимов погиб. Офицеры уговаривали его уйти с кургана, который в тот день обстреливался особенно интенсивно. "Не всякая пуля в лоб." - ответил им Нахимов. В эту секунду пуля попала именно в лоб. Вся его была отдана морской службе, он не знал, не хотел и просто отказывался признавать для себя возможность другую существования. Поглощенный морскими интересами, он забыл влюбиться и жениться. Его семьей был Флот. Доброе, пылкое сердце, светлый, пытливый ум, необыкновенная скромность – таков был Адмирал – один из лучших учеников М.П. Лазарева. 

 

 

Гибель П.С. Нахимова в обороне Севастополя поставила последнюю точку. А потеря моряков лазаревской школы стала более большой причиной упадка Черноморского флота на десятилетия, чем гибель парусников. 

М.П. Лазарев бесконечно доверял своим воспитанникам, следил за их успехами и продвигал по службе. Все три адмирала покоятся рядом со своим наставником, учителем и другом во Владимирском Соборе города Севастополя. Они стали примером для матросов и офицеров мужества, стойкости и бескорыстного служения Отечеству! 

 

 

Лора Лореан, специально для iledebeaute.ru

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments