lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

Category:

ИСТОРИЯ ПЕСНИ "PADAM, PADAM..." ЭДИТ ПИАФ

Автор - ecolimp. Это цитата этого сообщения
Padam, padam

Эта мелодия не раз звучала в моих плейлистах. Вот, например, ее исполнение танцевальным оркестром Гюго Штрассера.



Мне захотелось узнать историю этой песни. И вот что я узнал. Впрочем, что-то было известно мне и раньше. У меня в библиотеке есть книга «Эдит Пиаф». Тем не менее, мне показалось, что это будет интересно не только мне.

Она называла его «мой Ноно», а свои письма к нему подписывала «Твоя Фифи». Она утверждала, что он владеет ключом к тайне музыки, а он написал для нее песню, ставшую одним из музыкальных символов Франции. Ее имя знает весь мир — это Эдит Пиаф. Его же звали Норберт Гланцберг.
Натан Гланцберг родился в 1910 году в Рогатине, в Галиции, в семье мелкого торговца Шмуэля Гланцберга. В надеждах на лучшую жизнь семья перебралась на Запад, в баварский город Вюрцбург. Сразу же после переезда Натана стали называть Норберт.
Неподалеку от Гланцбергов жила еще одна семья переселенцев из Восточной Европы по фамилии Ойстрах. Согласно семейной легенде, первым собственным музыкальным инструментом Норберта стала губная гармошка, подаренная Ойстрахами. Через много лет, на концерте великого скрипача Давида Ойстраха в Париже пожилая дама, сидевшая рядом с Норбертом, неожиданно спросила, уж не сын ли он Гланцберга, и, пояснив, что она — г-жа Ойстрах из Вюрцбурга, с гордостью добавила: «Давид — мой племянник».
Эдит Пиаф тоже должна была доказывать самой себе и окружающим, на что способна она, подобранная на улице Труайон папашей Лепле, владельцем кабаре на Елисейских Полях. Именно он нашел для Эдит псевдоним — Пиаф, «воробышек». «Любовь к песне мне привил, конечно, отец, но певицу из меня сделал Лепле», - скажет позже в своей биографии великая французская певица.
Однажды небольшому ансамблю Гланцберга (аккордеон, контрабас, он сам — за роялем, гитаристом же был легендарный цыган Джанго Рейнхард) довелось аккомпанировать маленькой певице. На ней болталась бесформенная одежда, на ногах были массивные ботинки, говорила она так, что Гланцберг не разобрал ни слова, а петь не умела вовсе. Голос звучал одновременно и скрипуче, и пронзительно, и к тому же почти не был поставлен. Тогда никто не предвидел, что через несколько лет Эдит Пиаф станет всемирно известной звездой шансона. И Гланцберг никак не мог предположить, что однажды от этой малышки будет зависеть его жизнь. Сам тогдашний гауляйтер Берлина Йозеф Геббельс упомянул в своем выступлении Гланцберга: «Этот маленький галицийский еврей Гланцберг слизывает у молодых светловолосых композиторов масло с хлеба».
Польский еврей, он бежал от преследований нацистов в Париж, затем в Марсель.
Эдит Пиаф прятала Гланцберга у бабушки своего секретаря под Марселем, затем в шикарном замке графини Лили Пастре, оплачивая его пребывание в этом замке. Гланцберга укрывал и композитор Жорж Орик, ставший после войны директором Гранд-Опера.
Но 2 мая 1943 года в Ницце в отеле, где он жил по фальшивому паспорту, Гланцберг был схвачен. Ему было разрешено отправить письмо графине Пастре, которая вместе с Эдит и Тино Росси стала добиваться его освобождения. В конце концов известная актриса «Комеди Франсез» и звезда киноэкрана Мари Белл сумела убедить префекта полиции Дурафу принять участие в судьбе талантливого музыканта. Последовало счастливое спасение в машине префекта, который через десятилетия, в 90-х годах, увидев передачу о Гланцберге по французскому телевидению, позвонил ему и напомнил давние события.

Весной 1947 года Гланцберг, сопровождая Тино Росси в гастрольной поездке по Америке, впервые за долгие годы разлуки встретился со своими родителями и сестрой, успевшими эмигрировать буквально в последние мгновенья.
В 1949 году появилась песня, которая стала визитной карточкой Ива Монтана и Гланцбергу принесла большой успех: Les grands boulevards, «Большие бульвары».
А вскоре Пиаф вспомнила о мелодии с пульсирующим мотивом, которую Гланцберг наиграл ей еще в 1942 году. Она позвонила поэту Анри Конте: «Анри, вот мелодия, сочиненная Норбертом, которая преследует меня повсюду. Моя голова просто гудит от нее. Мне быстро нужен чудесный текст». И стала по телефону напевать: «Tada-tada-tada!».
Конте озарило: «Вот оно! Нет более прекрасной истории для шансона! Слова Эдит просто нужно обратить в поэзию! Padam, рadam — как биение сердца. Padam, этот мотив преследует меня день и ночь, он приходит издалека и сводит меня с ума!»
15 октября 1951 года песня «Padam, рadam» была записана на пластинку. Этот шансон обрел бессмертие, воплотившись в бесчисленных версиях и став легендой двадцатого столетия, а с ним и они —Эдит Пиаф (Эдит Джованна Гассион, 19.12.1915, Париж - 11.10.1963, Пласкасье) и Норберт Гланцберг (12 октября, 1910 - 25 февраля, 2001)
(по материалам Регины Кон)



Cet air qui m'obsède jour et nuit
Cet air n'est pas né d'aujourd'hui
Il vient d'aussi loin que je viens
Traîné par cent mille musiciens
Un jour cet air me rendra folle
Cent fois j'ai voulu dire pourquoi
Mais il m'a coupé la parole
Il parle toujours avant moi
Et sa voix couvre ma voix


Padam...padam...padam...
Il arrive en courant derrière moi
Padam...padam...padam...
Il me fait le coup du souviens-toi
Padam...padam...padam...
C'est un air qui me montre du doigt
Et je traîne après moi comme une drôle d'erreur
Cet air qui sait tout par cœur



Il dit : « Rappelle-toi tes amours
Rappelle-toi puisque c'est ton tour
'y a pas d'raison pour que tu ne pleures pas
Avec tes souvenirs sur les bras... »
Et moi je revois ceux qui restent
Mes vingt ans font battre tambour
Je vois s'entrebattre des gestes
Toute la comédie des amours
Sur cet air qui va toujours


Padam...padam...padam...
Des « je t'aime » de quatorze-juillet
Padam...padam...padam...
Des « toujours » qu'on achète au rabais
Padam...padam...padam...
Des « veux-tu » en voilà par paquets
Et tout ça pour tomber juste au coin de la rue
Sur l'air qui m'a reconnue
...
Écoutez le chahut qu'il me fait
...
Comme si tout mon passé défilait
...
Faut garder du chagrin pour après
J'en ai tout un solfège sur cet air qui bat...
Qui bat comme un cœur de bois...
Этот мотив не дает мне покоя днем и ночью
Этот мотив был рожден не сегодня
Он приходит издали, так же как и я,
Тянувшийся ста тысячью музыкантами.

Однажды, этот мотив сведет меня с ума
Сто раз я хотела сказать «Почему?»
Но он прерывал меня на слове
Он все еще говорит прежде меня
И его голос покрывает мой голос

Рadam... рadam... рadam...
По обыкновению он приходит за мной
Рadam... рadam... рadam...
Он меня наносит удар «вспомни»
Рadam... рadam... рadam...
Это мотив, который проявляет на волосок от меня
И я тянусь, потом я как смешная ошибка
Этот мотив, который все знает наизусть

Он говорит: «Вспомни свою любовь
Вспомни в свою очередь
Нет смысла, чтобы ты оплакивала
Твои воспоминания в твоих руках…»
И я снова вижу тех, кто остался
Мои двадцать лет бьют в барабаны
Я вижу, как поступки ударяют
Вся комедия любви
В этом мотиве, который длиться вечность

Рadam... рadam... рadam...
«Я тебя люблю» четырнадцатого июля
Рadam... рadam... рadam...
«Навсегда», как купленное со скидкой
Рadam... рadam... рadam...
«Ты желаешь», и вот как на бандеролях
И все это чтобы попасть именно на угол улицы
В мотив, который я узнала.



Серия сообщений "История песни":

Часть 1 - Марш тысячелетия
Часть 2 - Прощание славянки Легенды и гипотезы
...
Часть 14 - Мы летим, ковыляя во мгле
Часть 15 - 100-летие ВВС России
Часть 16 - Padam, padam
Часть 17 - Chim Chim Cherее
Часть 18 - Опавшие листья
...
Часть 31 - Scrivimi, Если можешь, прости, Голубка или Daddy's Bolero?
Часть 32 - Francis Goya. Город детства
Часть 33 - 16 тонн - тяжелый груз. История песни


Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments