lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

Categories:

ШАНСОНЬЕ НАЧАЛА 20 ВЕКА САВОЯРОВ МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ

otkrilsya_operetochniy_palasteatr_1024 (255x392, 15Kb)

Михаил Николаевич Савояров (Соловьёв) (30 ноября 1876 годаМосква — 4 августа 1941 годаМосква) —российский (в меньшей степени советский) автор-куплетист, композиторпоэтмим-эксцентрик. На протяжении 25 лет начала XX века — широко известный исполнитель песен и куплетов собственного сочинения. Пик популярности Савоярова пришёлся на военные годы (1914—1917), когда его ноты выпускаются в массовых сериях издательствами «Эвтерпа» и «Экономик» под грифом «Колоссальный успех», фотографии издаются в качестве почтовых открыток «для фронта, для победы», а концерты проходят ежедневно — при полных сборах.

79146579_2423007_M_N_Savoiarov_otkrytka_1914 (227x365, 11Kb)

К этому же времени относятся его приятельские отношения с Александром Блоком, который высоко ценил творчество этого автора и часто бывал на его представлениях. После нескольких особенно популярных куплетов 1914—1915 года («Луна-пьяна», «Кисанька», «Наша культура», «Благодарю покорно») за Савояровым закрепилось неформальное звание «Короля Эксцентрики». Учитывая практически точное совпадение периода наибольшей популярности артиста с кратким периодом переименования столицы, М. Н. Савоярова можно назвать в точном смысле этого слова именно петроградским эстрадным артистом.

220px-M.N.Savoiarov_otkrytka_1915 (220x341, 11Kb)

Биография артиста

Михаил Николаевич Савояров (Соловьёв) родился в Москве 30 ноября 1876 года. Систематического музыкального образования в ранние годы не получил. Играл на скрипке, отчасти самоучкой, отчасти получая нерегулярные частные уроки. В Санкт-Петербург приехал в конце 1890-х годов. В самом начале XX века служил скрипачом в частной опере, а затем в театре «Палас» (позднее Ленинградский театр музыкальной комедии). Репертуар театров, где состоял Савояров, был составлен в основном из оперетт, что и наложило основной отпечаток на его собственные работы. Как-то раз, по случаю, заменяя заболевшего артиста, Савояров попробовал себя на сцене в амплуа опереточного тенора-простака. Имел успех, однако, вполне рядовой. Обладая независимым и самолюбивым характером, очень скоро покинул театральную службу и перешел на вольные хлеба. 

Постепенно, он начал сам сочинять всё больше текстов (стихотворных), сначала на музыку популярных опереточных куплетов или народных песен, а позднее — и на собственные мелодии. Эти литературные и музыкальные способности помогли ему быстро выдвинуться, как исполнителя своего собственного репертуара, что имело уже совершенно другой артистический статус. В основном этот репертуар состоял из песенок и куплетов в сопровождении фортепиано, игры на скрипке, танцев и эксцентричного актёрства, иногда доходящего почти до шутовской игры  В 1907 Савояров удачно выступает на Нижегородской ярмарке с серией концертов вдвоём со своей женой Савояровой (Азагариной) Ариадной Петровной. Ранее она уже имела известность в антрепризах, как исполнительница шансонеток и песенок на французском языке.

В 1914 Савояров издал в Петербурге первый сборник избранных текстов своего сочинения и вступил в Общество драматических и музыкальных писателей. В возрасте сорока лет он доводит своё мастерство эксцентрика до виртуозного, сочиняет свои лучшие песни и добивается наибольшей популярности. Любимый персонаж Савоярова — светский фланёр, пижон, мелкий буржуа, посетитель злачных мест — в помятом или наглаженном фракецилиндре или котелке, с тросточкой и хризантемой в петлице. Иногда Савояров использовал и маску «босяка», для таких случаев он, как правило, писал специальные куплеты. Один из них так специально и представлял автора: «Я — босяк и тем горжуся, Савояровым зовуся». Наибольшую популярность Савояров приобрёл к 1916—1917 году. Комические песенки «Кисанька», «Погулял», «Благодарю покорно», «Наша культура», «Из-за дам» переиздавались несколько раз (Петроград, 1914, 1915, 1917),разошлись на многочисленные цитаты и крылатые фразы (вплоть до сего дня), а сатирическую песенку «Луна, луна, наверно ты пьяна?» распевал  буквально весь Петроград. Особенно стойкий успех имели куплеты «Наша культура». Они вошли в репертуар многих куплетистов, как легально, с согласия автора, так и многократно «воровались» другими эстрадными артистами. А припев этой песенки («Вот вам плоды просвещенья, вот вам наша культура!») использовался разными авторами для многочисленных модернизированных версий даже в 20-е годы.

В 1915—1917 годах некоторые злободневные куплеты Савоярова отличались критической остротой, а временами даже политической неблагонадёжностью. Поэтому в печати эти песенки публиковались далеко не все, нерегулярно, а те, которые всё же выходили — подвергались серьёзной цензуре, сокращению числа куплетов в несколько раз и всестороннему смягчению текста. Именно к этому времени относится знакомство Савоярова с Александром Блоком, который десятки раз бывал на его концертах в кинотеатрах и кафешантанах в 1914—1918 годах.Время от времени Блок приводил с собой послушать и посмотреть на Савоярова тех, кто желал исполнять с эстрады его стихи и пьесы. Так, в 1918 году он несколько раз показывал Савоярова своей жене Л. Д. Менделеевой-Блок, чтобы она «поучилась» эксцентрической манере, в которой следует читать поэму «Двенадцать». Равным образом, и Всеволод Мейерхольд, в период его работы над «Балаганчиком» пару раз приходил на концерты Савоярова вместе с Блоком, по мнению которого савояровский балаганчик был «куда лучше нашего». 

Равным образом, и Савояров не оставался в долгу. Специально для высокого гостя своих концертов он сочинил несколько песенок, в той или иной степени пародирующих или «с лёгким ироническим поклоном» цитирующих самые знаменитые строки и стихотворения Блока — и всякий раз исполнял эти куплеты, зная, что их автор присутствует в зале. Наиболее известной из вещей такого рода является весьма ехидный парафраз на одно из самых известных стихотворений Блока «Ночь, улица, фонарь, аптека», высмеивающий чуть ли не повальную популярность символистской поэзии среди самых низких (и широких) слоёв петербургских обывателей. Савояровские куплеты начинались гримасой и выразительным намёком: «Магазин, толпа, дешёвка»…

Великий октябрьский переворот послужил жёстким сбросом, или своеобразной «перезагрузкой» всей жизни России, в том числе и культурной. Далеко не один только Михаил Савояров пострадал от этой «крупнейшей катастрофы XX века». 7 ноября 1917 года поставило жирную черту в биографии этого артиста, прервав его артистическую биографию в точке наивысшего взлёта.

Так же, как и Александр Блок, в первые годы после так называемой пролетарской революции Савояров сотрудничал с новой властью. Примерно три года (после 1918) он возглавлял союз артистов эстрады Петрограда. Но очень скоро его заменили более «натуральные» пролетарские артисты. В 20-е годы Савояров пытался обратиться к новым советским темам, продолжал выступать и дополнять свой репертуар. В исполнении второй жены М. Н. Савоярова, артистки Елены Никитиной (1899—1973) была популярна чисто опереточная «Песенка пролетарки» и романс-пародия «Вы всё та же», где высмеивались изнеженные интонации А. Вертинского. Савояров продолжает выступать с концертами и гастролирует по всей стране до 1930 года. В это время ему уже за 50 лет. Из наиболее известного репертуара того периода можно назвать сатирические куплеты «Какой пассаж!» (в ритме чарльстона), монологи в жанре раёшника «Вы говорите, перегибаем палку», «Хочу всех любить» (1925), музыкальный фельетон «Тоже мне рекорды!» (1929), песенка-пародия «Кирпичики» и другие. К началу 30-х годов концертная деятельность Савоярова сокращается до абсолютного нуля. Политическая обстановка в стране постепенно цементируется, образуются единые творческие союзы и запрещается практика свободных концертов. Линия партии не приветствует никакой эксцентрики, тем более —сатирической. В 1933 году Савояров переезжает из Ленинграда в Москву, где и живёт последние 7 лет. Он умер (или погиб?) спустя полтора месяца после начала войны с Германией. 4 августа 1941 года М. Н. Савояров скончался от разрыва сердца во время бомбёжки, в подворотне дома 43 по улице Лесной. Он не уходил в бомбоубежище во время немецких авианалётов.

Артистическое влияние

Савояров впервые в России вывел на музыкальную сцену авторский эксцентрический стиль исполнения, далеко отличный от циркового или театрального. В 1910-е годы его новаторское присутствие в этой области распространялось от «музыкальных концертов» Игоря Северянина до «Балаганчика» Александра Блока. По всей вероятности, Блок испытал довольно сильное влияние эксцентрического стиля артиста и даже поэта М. Н. Савоярова, которое более всего сказалось в его послереволюционном творчестве.  Одним из первых это почувствовал тот же Шкловский:

«Двенадцать» — ироническая вещь. Она написана даже не частушечным стилем, она сделана «блатным» стилем. Стилем уличного куплета вроде савояровских.

— Шкловский В. Б. «Гамбургский счёт»: Статьи, воспоминания, эссе. (1914—1933).

 

Но это самое общее взаимовлияние, эффект присутствия сильной и яркой личности, которое всегда происходит в культурной среде. Савояров ввёл в активный обиход музыкальные пародии на других авторов. Особенно известны были его «Дитя, не спеши» (ответ на романс М.Кузмина «Дитя и роза») и «Вы всё та же» (пародия на романс Вертинского «Ваши пальчики пахнут ладаном»).

84300364_1067597_Savoiarov_M_N__Vy_vse_ta_ze (395x498, 38Kb)

В своих концертах 20-х годов Савояров переодевался, гримировался и часть второго отделения исполнял под фамилией (и маской) «артист Валертинский». Его манера петь, активно жестикулировать, непрерывно двигаться по сцене и ещё играть на скрипке неизменно производила эффект. Вслед за ним со скрипкой в 20-30-е годы стал выступать куплетист Григорий Красавин, первый исполнитель знаменитых «Бубликов» Якова Ядова.

Последние годы в Ленинграде и Москве у Савоярова учились многие, хотя происходило это бессистемно и большей частью в личном порядке. Из известных его учеников этого периода прежде всех можно назвать Аркадия Райкина, который не только брал у Савоярова уроки, но и пользовался его личными связями и поддержкой. Сегодня считается малоизвестным фактом, что в 30-е годы Райкин начинал именно как музыкальный эксцентрик и танцор-мим, а первая слава и звание лауреата на Всесоюзном конкурсе артистов эстрады были завоёваны танцевально-мимическим номером «Чаплин». Уже в конце 30-х годов Савояров дал несколько уроков Александру Менакеру. Симптоматично выглядит савояровская школа эксцентрики в манере исполнения песен Андрея Миронова и нескольких музыкальных ролях молодого Константина Райкина в театре и кино. Одну из песен Савоярова 1915 года (деревенская сценка «Трубачи») Андрей Миронов исполняет в фильме Эльдара Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово». («По селу бегут мальчишки, Девки, бабы, ребятишки…»). Музыка этого номера заново написана композитором Андреем Петровым, но текст был только сокращён и остался почти неизменным. В исполнении этого номера можно наблюдать именно савояровскую манеру в индивидуальной редакции Андрея Миронова.

И возможно, самым бесспорным и прямым из многочисленных «артистических влияний» М. Н. Савоярова следовало бы считать его внука, российского композитора, лауреата «европейского Оскара», одновременно также писателя и художника, носящего творческий псевдоним «Юрий Ханон». Пожалуй, именно в нём ярко эксцентричная творческая индивидуальность М. Н. Савоярова получила своё полное воплощение…

Артистический стиль Савоярова отличало особое обаяние «очень живого» исполнения, природная музыкальность, яркая пластичность, тонкая нюансировка, острая способность к перевоплощению, умение раскрыть подтекст, дополнить пение танцем и мимической репризой. Такое исполнение обладает одним недостатком — его нужно лично видеть и слышать. В архивах не сохранилось ни звукозаписей, ни киноотрывков. Всё наследие Савоярова на сегодняшний день — это изданные ноты и сборники его стихов. Именно это и объясняет, почему сегодня Савояров практически неизвестен.

 

 

 

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments