lera_komor (lera_komor) wrote,
lera_komor
lera_komor

Category:

О ВЕЛИКИХ С ЮМОРОМ...

 

 

Партнер группы пишет:

О великих с юмором

 

 

3906024_logo (200x278, 24Kb)

Как писать симфонию

Какой-то юноша спросил Моцарта, как писать симфонию.
- Вы еще слишком молоды. Почему бы вам не начать с баллад? -сказал Моцарт.
Юноша возразил:
- Но ведь вы начали писать симфонии, когда вам не было еще и десяти.
- Да, - ответил Моцарт, - но я ведь ни у кого не спрашивал, как их нужно писать.

3906024_94113430_large_agbdmusic2 (348x56, 18Kb)

Музыка не для длинных ушей

В 1781 г. Моцарт завершил оперу «Идоменей». Отец композитора выразил опасение, что опера будет слишком сложной для слушателей, на что Моцарт спокойно ответил:
- О так называемой доступности не беспокойтесь: музыку моей оперы могут слушать люди всех рангов, кроме тех, у кого длинные уши.

3906024_94113430_large_agbdmusic2 (348x56, 18Kb)

 

Вместо будильника

Моцарт любил поспать. Его близкие придумали будить композитора следующим образом. Нужно было сыграть хотя бы один аккорд. Моцарт тут же просыпался и начинал развивать тему дальше.

3906024_94113449_large_music2 (89x35, 2Kb)

Невозможное возможно

Моцарт еще в детстве сочинял музыку и как-то еще мальчишкой принес своему наставнику Гайдну несколько страничек с нотами.
- Я написал пьесу, которую вы ни за что не сумеете сыграть, - заявил он своему овеянному славой учителю.
Гайдн взял у него ноты и закричал:
- Здесь руки должны исполнять сложные пассажи в противоположных концах клавиатуры, и еще несколько нот надо в тот же миг брать посредине! Эту вещь сыграть невозможно!
Моцарт рассмеялся, сел за клавесин и взял «невозможные» ноты - с помощью носа.


3906024_230pxBeethoven11 (230x277, 18Kb)

Мозговладелец

Своего младшего брата Иоганна Людвиг ван Бетховен недолюбливал. Иоганн, будучи аптекарем, скопил солидный капиталец, купил имение и очень этим кичился. Под Новый 1823 год Иоганн послал старшему брату визитную карточку, на которой размашисто подписался: «Иоганн ван Бетховен. Землевладелец». Композитор отослал карточку назад, написав на обороте: «Людвиг ван Бетховен. Мозговладелец».

3906024_94113430_large_agbdmusic2 (348x56, 18Kb)

Князей много...

Как-то после довольно резкого разговора с князем Лахновским Бетховен написал ему: «Князь! Тому, кем вы являетесь, вы обязаны случайности рождения. Тому, кем я являюсь, я обязан самому себе. Князей есть и будет тысячи. А Бетховен - только один».

3906024_94113449_large_music2 (89x35, 2Kb)

Сказано - сделано

Как-то в Дрездене Бетховен слушал весьма неудачную оперу композитора Паэра. После спектакля автор подошел к Бетховену и спросил, что он думает о его опере.
- Она настолько мне понравилась, - ответил автор «Лунной сонаты, - что я пожалуй напишу к ней музыку.
Бетховен сдержал слово: на тот же сюжет он написал оперу "Фиделио".

 

3906024_1119213356_tonnel (230x322, 12Kb)

Желание дождаться

Как-то, сидя в театре, Россини шепнул на ухо своему соседу:
- Певец плох невероятно. Первый раз в жизни слышу такое ужасное пение.
- Может быть, вам лучше пойти домой? - предложил сосед.
- Никоим образом! У меня есть сведения, что в третьем действии героиня должна убить его. Я хотел бы дождаться этого.


3906024_94113430_large_agbdmusic2_1_ (348x56, 18Kb)

Я тоже

Как-то на вечеринке в богатом доме, куда был приглашен Россини, одну даму попросили спеть. Она долго жеманилась, но в конце концов согласилась спеть каватину Розины из «Севильского цирюльника». Прежде чем начать, она обратилась к Россини:
- Ах, маэстро, если бы вы знали, как я боюсь!
- Я тоже, - отозвался Россини.


3906024_94113430_large_agbdmusic2_2_ (348x56, 18Kb)

Обед

Однажды Россини обедал у очень экономной дамы, и встал из-за стола совершенно голодным. Прощаясь, хозяйка любезно сказала:
- Прошу вас еще как-нибудь прийти ко мне отобедать.
- С удовольствием, - ответил Россини. - Хоть сейчас!


3906024_94113430_large_agbdmusic2_3_ (348x56, 18Kb)

Готов сам постоять

Как-то магистр итальянского городка Пезарь прислал к Д. Россини делегацию, которая известила его о решении установить на главной площади бронзовую статую композитора.
- А сколько будет стоить эта статуя? - спросил Россини.
- Двадцать тысяч лир, - сообщили депутаты.
- Было бы значительно лучше, если бы эти деньги передали мне, а я охотно постоял бы сам на постаменте, - предложил композитор.


3906024_94113430_large_agbdmusic2_4_ (348x56, 18Kb)

Настоящие друзья

Однажды у Д. Россини спросили, есть ли у него друзья, и если есть, то кто они.
- О, да! Конечно есть, - ответил Россини и назвал миллионеров Ротшильда и Моргана.
Ему заметили, что, наверное, он выбрал таких богатых друзей, чтобы иметь возможность в случае необходимости занимать у них деньги.
- Совсем наоборот, - весело ответил Россини, - я называю их друзьями как раз за то, что они никогда не берут у меня денег взаймы.


3906024_NiccolPaganini (233x300, 28Kb)

Станьте скрипкой

Однажды после концерта к Паганини обратилась восторженная поклонница:
- Маэстро, я готова сделать все, что угодно, чтобы всегда быть рядом с вами!
- Для этого вам нужно стать скрипкой Страдивари, - ответил Паганини.

3906024_94113430_large_agbdmusic2_5_ (348x56, 18Kb)

ПЛАТА

Однажды, опаздывая на концерт, Паганини нанял извозчика и спросил:
- Сколько стоит доехать до театра?
- Десять франков, - ответил извозчик.
- Вы шутите? - удивился Паганини, так как извозчик назвал сумму в десять раз большую, чем обычно.
- Нет, не шучу. Вы ведь берете по десять франков за билет с каждого, кто приходит слушать, как вы играете на одной струне.
- Хорошо, - ответил Паганини, - я заплачу вам десять франков, но только в том случае, если вы довезете меня до театра на одном колесе.


3906024_GiacomoPuccini (233x306, 32Kb)

Памятник

Джакомо Пуччини был большим оптимистом. Чувство юмора не покидало его даже в очень сложных ситуациях. Однажды он сломал ногу и попал в больницу. Через несколько дней его посетили друзья. Поздоровавшись, Пуччини весело сказал:
- Я так счастлив, друзья! Мне уже начали сооружать памятник!
- Не говори чепухи, что за глупые шутки! - испуганно воскликнул один из его друзей.
- Я вовсе не шучу, - ответил композитор и показал ногу в гипсе.

3906024_94113449_large_music2_1_ (89x35, 2Kb)

Траурный марш

Однажды знакомый Пуччини, весьма посредственный молодой музыкант, язвительно сказал:- Ты уже стар, Джакомо. Пожалуй, я напишу траурный марш к твоим похоронам и, чтобы не опоздать, начну завтра же.
- Что ж, пиши, - вздохнул Пуччини, - боюсь только, что это будет первый случай, когда похороны освищут!


3906024_220pxPostcard1910_Ravel (220x344, 9Kb)

Поздравление

К французскому композитору Морису Равелю постоянно обращался за советом один совершенно бездарный коллега.
- Вот, маэстро, - однажды сказал он, - это мое последнее сочинение!
- О, мосье! - сказал Равель обрадованно. - В таком случае я от души вас поздравляю!

3906024_94113430_large_agbdmusic2_6_ (348x56, 18Kb)

Сменим тему

Однажды на официальном приеме Морис Равель сидел рядом с композитором, который не любил его музыки.
Соседи упорно молчали. Наконец Равель откашлялся и мирно сказал:
- Дорогой коллега, вы не возражаете, если мы теперь поговорим на какую-нибудь другую тему?


3906024_Rameau_02_2 (241x300, 25Kb)

Безбожник

Жан Рамо умирал. Его посетил духовник, пытаясь наставить на путь праведный. «Какого черта вы мне там напеваете? У вас голос фальшивый», - сказал Рамо, его и перед смертью не покинуло чувство юмора.

3906024_94113449_large_music2_2_ (89x35, 2Kb)

Это дело второе...

Рамо довольно часто упрекали в том, что, создавая прекрасную музыку для своих опер, он совершенно не уделяет внимания либретто и нанимает для этой работы людей в лучшем случае посредственных, а то и вовсе бесталанных. Поэтому тексты его опер просто безобразны.
- Стоит ли говорить о таких мелочах? - усмехнулся Рамо. - Скверное либретто - да разве в опере это имеет хоть какое-нибудь значение? Дайте мне что угодно, хоть официальный протокол, я и из него сделаю отменную оперу!..

 

3906024_1 (200x268, 11Kb)

Незнакомка.

Выдающийся ученый и композитор Бородин был весьма рассеянным человеком. Как-то он поехал за границу. Во время проверки паспортов на пограничном пункте чиновник спросил, как зовут его жену. Бородин в то время думал про что-то свое и не понял сразу вопроса. Чиновник посмотрел на него с подозрением:
-Не знаете как зовут вашу жену?
В этот момент в помещение вошла его жена Екатерина Сергеевна. Бородин бросился к ней:
- Катя! Ради бога, как тебя зовут?


3906024_glinka (200x267, 8Kb)

Стимул

Глинка долго и безуспешно репетировал с певицей Лилеевой, которая имела прекрасный голос, но никак не могла придать соответствующей выразительности партии Гориславы в "Руслане и Людмиле". Чтобы как-то вызвать к жизни ее вялый голос, Глинка тихо подкрался и ущипнул ее. Она, конечно вскрикнула от неожиданности и боли.
-Ну вот, - похвалил ее композитор, - теперь вы и сами видите, что этой фразе можно придать и жизнь, и выразительность. Вот так и пойте.


3906024_shalyap_hari (224x300, 8Kb)

Мы все поем...

Однажды Шаляпин после спектакля вышел из Большого театра и сел на извозчика. Когда они отъехал, извозчик спросил:
-А ты господин, чем занимаешься?
-Да вот пою.
-Я о другом. Я спрашиваю чем ты занимаешься? Петь - это мы все поем. И я пою когда грустно становится. Я спрашиваю, что ты делаешь?

 

3906024_img_18396 (233x295, 26Kb)

Однажды Шостаковичу удалось разыграть не кого-нибудь, а композитора Никиту Богословского. А Богословский, как известно, считался королем розыгрыша. Проявление остроумия в Шостаковиче его задело за живое, и он решил отыграться. Дело было в Ленинграде. Спустя пару дней Богословский встретил своего обидчика на Невском. Не подал и виду, что обижен, любезно поздоровался, а потом, как он сам рассказал в одном интервью, «быстро пробежал до здания бывшей Думы, там тогда стояли извозчики. Быстро проехал назад, догнал Шостаковича и снова поздоровался с ним, идя ему навстречу. Он ответил мне с некоторым сомнением и удивлением. Когда же я поздоровался с ним, идя ему навстречу в третий раз, он испугался и перешел на другую сторону».
Через день Богословский добил Шостаковича, позвонив его маме и передав через нее Шостаковичу привет и извинения, что не смог зайти на день рожденья, поскольку уже целую неделю находится в Москве.

Это был самый безобидный розыгрыш Богословского. Все остальные его шутки оказывались куда более ехидными и зловредными. Так, его стараниями писатель Губарев (по другой версии – виолончелист Ростропович) услышали по радио, что якобы награждены Сталинской премией. Обрадовались, стали обмывать звание с гостями, и вдруг опять сообщение по радио: «такому-то и такому-то – Сталинская премия, а Губареву (Ростроповичу) – х…»

Рассказывают еще, что Богословский вместе с друзьями сорвал концерт композитора Михаила Чулаки – выпустил в зал, где проходил концерт, целую стаю воробьев. Птицы летали по залу, чирикали и гадили на головы слушателей и исполнителей.

 

liveinternet.ru

 

Написал 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments